НАГОРНЫЙ

Среда, 17 Дек 2014

Альбина Григорьевна Чеснокова

ЗАМЕТКИ О ПОСЕЛКЕ НАГОРНЫЙ

Стране, разрушенной войной, нужен был лес в качестве строительного материала. Мостовка уже исчерпала запасы своего леса. Несколько бараков с Мостовки перевезли в Нагорный. Сюда же переехали и некоторые рабочие. Въезжали в недостроенные бараки. В этот же год начали съезжаться лесорубы из соседних сел: Кувай, Сара, Айбеси, Хмелевка и других. В поселке жили молодые люди разных национальностей: мордва, русские, чуваши, татары и другие. Набралось около 100 семей.

 Выполняли план по заготовке леса и строили дома в поселке. В тот же год наладили производство кирпича из качественной местной глины. В кирпичном цехе работали женщины. Глину месили лошади, ими управляли женщины. Они после войны умели делать все.

Техники на заготовке леса не хватало. Завели 10 лошадей. Построили конюшню. Конюхом работал Яша Логинов. Он любил лошадей и старался содержать конный двор в порядке.

Лошадей использовали везде: на трелевке, на перевозках всего и всех, в хозяйстве. Летом трелевали по ночам: днем гнус не давал работать. Незаменимы лошади были и потому, что не было дорог.

Позднее создали дорожные бригады, которые начали расширять дороги во все стороны от поселка. В конце 50-х годов проложили дорогу в Алатырь, названную расширением. Расширение начиналось у кордона Зеленого, дальше по мосту через реку Бездну. Эта дорога связывала зимой город с поселком. В Нагорный по ней регулярно ходили автобусы.

Лес зимой увозили лесовозы по ней в город на деревообрабатывающий комбинат.

Летом же везли на сплав на Муратиху.

Лес вначале валили электрическими пилами. Электричество вырабатывали тепловые моторы, их доставляли каждый день на делянки. Обслуживали моторы мотористы в бригадах. Позднее дошли до Нагорного моторные пилы «Дружба».

Первым начальником Нагорновского лесопункта был Козлов Александр Иванович, позднее Китов Борис Иванович. Мастером лесозаготовок работал Чесноков Григорий Ильич.

Быт поселка налаживался неплохо по меркам того времени: построили клуб, работал радиоузел, медпункт, электричеством обеспечивала местная тепловая станция, появились трактора и газогенераторные машины.

Чурки для топок машин заготавливали в чурочном цехе, который построили рядом с тепловой станцией в гараже. Гараж, охраняемый и огороженный, был уподножия Двенадцатой горы.

Заработали пекарня и столовая, магазин. Однако, в поселке не было поссовета и почты. За их услугами ездили в Соловьевский.

В 1948-м году в поселке открылась начальная школа. Первой ее учительницей была Валуева Ефросинья Петровна. Работала она в две смены и учила одна 4 класса. Эта замечательная женщина основала и обустроила школу. Все трудности организации обучения достались ей. Она по вечерам проводила курсы ликвидации безграмотности. Позднее приехала из Сары вторая учительница – Альфутина Мария Ивановна (Моисеева в девичестве).

Потребности в лесе увеличивались. Тогда создали бригады сарских лесорубов. Их каждый день привозили в Нагорный на грузовой машине.

КОММЕНТАРИИ

Чеснокова А. Г.

Дату основания Нагорного ,1947,мне назвала тетя Таня Бутяйкина. В этом году
у нее родился сын-Гена. А дату открытия Нагорновской школы вспомнила тетя Света Елюшкина. Ее мать была первой учительницей в Нагорном.

О Мостовке хочу написать. У меня есть журнал Мостовской семилетней школы. В 1949-ом она еще работала. В 3-ем классе учились 7 человек. Одна ученица жила в Соснах.

Сергей Друзин

Официально Нагорный признан поселком в 1952 году при ликвидации и расселении поселка Мостовка (информация из летописи Алатырского района, написанной В.И. Летуновским). Причем часть поселка переселена на Нагорный, а другая часть на Соловьевский. Эта летопись есть на сайте в разделе «Интересные статьи». Связано это было в первую очередь с тем, что от Соловьевского до Мостовки лес был вырублен, начали рубить лес в районе двенадцатой горы, и необходимо было приблизить базу лесорубов к делянкам.Именно поэтому в Нагорном был гараж по эксплуатации и ремонту трелевочных тракторов.

НАГОРНОВСКАЯ СМОЛОКУРНЯ

Об  этой смолокурне  нагорновцы забыли в тот же год, когда  смолокур  дядя Митя Угаскин  с семьей    переехал в Нагорный.

В нашей семье ее вспомнили в прошлом году. когда  в классных журналах Соловьевской школы прочитали названия профессий наших родителей: сучкоруб, лесник, смолокур.  Дети наши слов таких не слышали. Я же с тоской вспоминаю об этом живописном месте в километре от поселка.  Смолокуркой  мы называли кордон, где варили смолу.

Место для нее  было выбрано  на кувалдинской  дороге, вероятно потому, что туда удобно было живицу доставлять.

Смолокур и вся его большая семья  ходили  из  поселка по тропинке,  которая  начиналась  сразу за клубом. Тропинка вилась по лесу  между зарослей черемухи.

Домик  смолокура был  в низине. Сама смолокурня, как сакля, — в овраге. Родник журчал тут же. Воду из родника направляли по желобу  в деревянную  емкость, где она скапливалась для хозяйственных нужд и питья. Баня примостилась рядом.

Родник убегал в лес и тек между деревьев. Брат мой вспомнил, что  мальчишки нагорновские углубляли  ручей, делали запруды и ситом ловили рыбу. Мы с Галиной Федоровной Логиновой предположили, не является ли этот родник истоком Милисарки. Тек-то он к Суре.

Лесное озеро пряталось за кувалдинской  песчаной дорогой к смолокурке. Это сказочное озеро. Мне в детстве казалось, что В. Васнецов  на берегу этого озера писал картину «Аленушка». Плотной стеной оно окружено  высоким лесом. Солнце никогда  не освещало и не прогревало его. Вода, всегда холодная, мало манила к себе.

Да и пиявки водились в озере.  Иногда купались  мы в нем. Оно же ближе Терентьева.

Засушливым летом оно сокращалось или пересыхало. Теперь его, пожалуй, нет.
Смолокуры жили без всяких средств цивилизации тех времен. Не было ни света, ни радио.  Посочувствовала я им 12-ого апреля 1961-го  года, когда весь поселок ликовал, узнав о полете Ю. Гагарина в  космос. Помню, как бежала по тропинке  на смолокурку, чтобы сообщить эту новость.

Очень хочется побывать там!

КАК МЫ ЕЗДИЛИ В ШКОЛУ

В Нагорном была всегда только начальная школа. Позднее она стала филиалом Соловьевской восьмилетней школы. С пятого класса и мы становились учащимися этой школы. Возили нас в Соловьевский на грузовике. Видимо, это был переоборудованный лесовоз. Его покрывали брезентом или оббивали досками на зиму, получалась кибитка, которая защищала нас от ветра и холода.

Нас, нагорновских, было 57 учеников, когда я начала учиться в пятом классе. Всех грузили в один кузов, скамеек не хватало, и отчаянные мальчишки стояли конце кузова, уцепившись за борта машины.
Когда ехали в школу, все молчали, видимо, досыпали. Что мы творили, когда возвращались из школы, это отдельная история Нагорного!
Возил нас в грузовике дядя Боря Макаров, рослый богатырь, уважаемый всеми жителями Нагорного.

Валентина Макарова, Владимир Макаров (в кабине)

Валентина Макарова, Владимир Макаров (в кабине)

Любили петь «В Кептаунском порту». Мальчишки устраивали соревнования свистунов. Кузов машины ходуном ходил.

Когда руль переставал слушаться дядю Борю, потому что кузов был в нашей власти, он останавливал машину, и на нас сыпались слова местного диалекта. Кузов на некоторое время приобретал правильное положение. На несколько минут заряда слов дяди Бори нам хватало.
Позднее после мучений с нами, наверно, дядя Боря попросил выделить в кузов сопровождающего.

т. Тоня МакароваЯ, Светлана Елюшкина, Борис Макаров МАЗ-200

т. Тоня МакароваЯ, Светлана Елюшкина, Борис Макаров. Автомобиль — МАЗ-200

Родители наши составили график и по очереди охраняли неугомонных учеников в поездках в школу и из школы. Папы не церемонились с шалунами и забияками — останавливали машину и высаживали. Делали они это, конечно, рядом с поселком. Но удар со самолюбию был нанесен. Появление автобуса в Соловьевском лесопункте было радостным событием. В первую очередь на нем везли нас в школу, а потом рабочих на делянки. Первый водитель автобуса нам не понравился очень. Невесело ехали мы до школы и обратно: петь было нельзя, а об играх в автобусе и говорить нечего. К общей радости, это длилось недолго.

И вот новость: возить нас будет дядя Коля Ермолаев. Молодой, стройный, он понравился всем сразу. Старшеклассники стеснялись его называть дядей Колей. Начали звать Николаем Михайловичем. Жизнь в автобусе оживилась. Мы пели. Смеялись, но проделывать то, что считалось нормальным в кузове, мы не решались. Когда, расшалившись, выходили за рамки дозволенного, Николай Михайлович поворачивался и всегда произносил одно и то же: «Вы что, ек макарек?». Мы замирали. Обожали своего дядю Колю. Он нашел к нам подход и заслужил огромное уважение наше. До сих пор с теплотой вспоминаем о нем. Жалею, что не удалось встретиться с ним в Соловьевском.

Пока я писала, Слава вспомнил еще одно наше приключение из школьной жизни.

Женя Сарсков, Николай Кошкин

Женя Сарсков, Николай Кошкин

Иногда ведь нас в Соловьевский отвозили, а обратно мы добирались пешком. Однажды утром позвонили из конторы и сказали, что автобус куда-то отправили и в школу надо идти пешком. Быстро выбрали забастовочный комитет из самых активных учеников и решили: в школу идем, но в автобус не садимся. Строем прошли полпути, а потом увидели автобус, который ехал нас встречать. Николай Михайлович уговаривал нас, а мы не сели.

КОММЕНТАРИИ

Альбина Григорьевна  

Гена Лазарев погиб в машине по пути из школы. Но убил его хлыст встречного лесовоза. На лесной дороге негде было разъехаться. Длинные хлысты доставляли нам много неудобств. После Гениной гибели нам велели прятаться, если везли хлысты лесовозы. Наш дом был на повороте. Каждый день хлысты свозили тесовый забор двора. Слава постоянно его ремонтировал.

Теперь я понимаю, почему Друзины такие умные романтики: они живут в стенах нашей школы.

Алексей Друзин  

На «зимнике»,слева у дороги, если двигаться в сторону Нагорного, стоял деревянный крест и на нём была вырезана Фамилия «Лазарев».Году в 70-73 он там ещё стоял. Это километрах в 4-х от посёлка(мне было лет 10). И вообще лесные дороги опасны,особенно зимой, так-как дорога узка и извилиста, а видимость всего метров 20-30, да и скорости будь здоров. Кроме того «змий», часто присутствующий в жилах местных «Шумахеров» добавляет не только смелости и азарта ,но и риска…

Ирина Друзина  

А не в этом ли здании школы мы сейчас живём?

Сергей Друзин

При перевозке школьников из Нагорного и обратно произошел трагический случай: при разъезде с встречной машиной погиб ученик, из-за шалости. Помню похороны, наша Тамара тогда училась в третьем классе, фамилия его была вроде бы Лазарев. Т.е это был год 59…60-й. После этого в машинах ездили сопровождающие, но видимо как всегда на Руси, с течением времени это требование снова перестали соблюдать.

НАГОРНОВСКАЯ РЕЧКА

Не придумали этой короткой Речке другого названия. Просто Речка. Ходу до нее – полкилометра к северу от Нагорного. Речка – любимое место женщин поселка. В ней полоскали белье в любое время года, в любую погоду. Не замерзала она и зимой из-за сильного течения. Длина Речки – метров триста. Она же образовывала два небольших озера.

Мощный родник бьет из-под земли, журча и маня любого путника. Возможно, он берет начало под Двенадцатой горой, до которой от реки рукой подать. Ключ с шумом вырывается со дна неглубокого оврага, потом растекается, постепенно расширяясь и образуя первое озеро. Из него по деревянному желобу вода низвергается водопадом и течет ниже и ниже еще метров двести по густому лиственному лесу. В конце пути собирается в глубокое озеро. Над желобами был мостик с мостками, с них и полоскали белье. Вспоминая Речку, я не перестаю удивляться – в лютый холод идти полоскать! До чего только не додумывались женщины. Они брали бидоны с горячей водой и керосин, чтобы руки погреть. По мостику мы переходили на правый берег реки к дальнему озеру. Купаться в нем не решались, потому что вода холодная да и подойти можно было только с одной стороны к озеру. Берега были выше уровня воды.

Глубокое озеро на Речке – старый карьер глины. Ее добывали для производства кирпича. Цех был на левом берегу реки чуть выше водопада. Когда мы учились в начальной школе, нас водили на экскурсию наблюдать, как и из чего делают кирпич. Вся работа проводилась вручную, а глину месили женщины ногами. Не помню, обжигали ли кирпичи, но сохли они в деревянных формах под длинным навесом на сквозняке у реки. Наверное, кирпичи нужны были, пока поселок строился.

Цех закрыли быстро. Да и назвать цехом производство под открытым небом можно с трудом. В 1998-м году, через 30 лет, как не стало поселка, побывали мы с подругой на Речке. Все было так же, как много лет назад. Только подходы к Речке заросли высокой, с человеческий рост, крапивой. И нет настроения радостного у нашей реки. А нас не покидало ощущение предательства, которое мы совершили, оставив нежилыми эти места.

Не рискнули мы перейти на правый берег – сгнил, пожалуй, желоб. Умылись мы у истока, попили холодной родниковой воды, побродили по берегу, ломая крапиву, и зашли в землянку — смолокурку. Эта землянка, врытая в крутой берег реки, не развалилась, не заросла. Даже чан, в котором варили смолу, был на месте. Как будто дядя Евдоким, смолокур нагорновский, вышел ненадолго.

Две просеки вели к Речке по красивейшим местам параллельно друг другу. Одна – мимо пасеки леспромхоза. Ее мы не любили, т. к. в любую минуту можно было подвергнуться атаке пчел. Оживленной эта просека становилась в августе, когда качали мед. С горбушками хлеба мы бежали на пчельник пробовать мед нового урожая. И тетя Катя Белова ставила на стол большую миску с медом. Ели все. Вторая, родная, просека начиналась у нашего дома. От дома бежала вдоль редкого орешника с земляничными полянами. Сюда с кружками все лето мы бегали за земляникой. И ели с молоком. Позднее я прочитала, что земляника рассуждает так: ели бы меня люди, я бы сама знала, что у них лечить. Мимо Речки бегали мы все лето каждый день с корзинами на Десятый квартал за травой поросятам. Трава эта широкая, сочная, с резными листьями росла на болотах.

Речка – место отдыха по пути с Десятого квартала. Она нас восхищала всегда. И ждала. Надеемся, что ждет и сейчас.

Пионерский лагерь на Кувалде. 1966 год

Пионерский лагерь на Кувалде. 1966 год

На златом крыльце сидели… 1967 г.

Семьи нагорновцев

На крыльце роддома семьи Аббязовых, Логиновых, Маленкиных, Егоровых, Елюшкиных и Чеснокова Ира с девочкой в руках.

Нагорновцы были переселены в Соловьевский. Несколько семей расселили в бывшей больнице. На крыльце роддома семьи Аббязовых, Логиновых, Маленкиных, Егоровых, Елюшкиных и Чеснокова Ира с девочкой в руках.

Чесноков Слава и Григорьев Витя. Нагорный

1967 г. Чесноков Слава (справа) и Григорьев Витя. На заднем плане — пекарня и столовая в Нагорном.

Фотография 1998 г . На ней — нагорновцы с потомками.

В первом ряду слева -Бутяйкина Татьяна Петровна. Она переехала в Нагорный с Мостовки и жила до последних дней поселка. Работала пекарем. Пекла вкусный с хрустящей корочкой хлеб. Там, где был дом Бутяйкиных ,выросла красивая яблонька.

В первом ряду слева -Бутяйкина Татьяна Петровна. Она переехала в Нагорный с Мостовки и жила до последних дней поселка. Работала пекарем. Пекла вкусный с хрустящей корочкой хлеб. Там, где был дом Бутяйкиных ,выросла красивая яблонька.

Сергей Друзин:

Аля, снимаю шляпу. Замечательно написано, прекрасный слог и очень душевно, могу добавить только одно – хотим еще. Именно этого и хотелось на сайте, ради этого он создавался. Призываю всех земляков следовать примеру Альбины Григорьевны. Я бывал на этом ручье лет двадцать назад, только мне казалось, что он больше удален от поселка (правда тогда не было уже никакого поселка, был лишь колодец).

Еще несколько фотографий:

 

нагорновская школа

Начальная школа пос. Нагорный. 1 класс 1959-1960 уч. год

второй класс нагорновской школы

Второй класс нагорновской школы

жители нагорного

Жители нагорного

Нагорновская пасека

Нагорновская пасека

Сергей Друзин

 А на снимке, где изображен второй класс, я узнаю наши наличники — Друзины, вглядитесь.

 

Сергей Друзин

Аля, у тебя улыбка (очень добрая) не меняется с первого класса, так что не мудрено было тебя определить.

 

Альбина Григорьевна

 Я в восторге ! Не ошибся.

 

Алексей Друзин  

Галина Федоровна,это не вода виновата… Виноват возраст. В детском возрасте все вкусовые рецепторы оттенки вкуса воспринимают иначе…

Сергей Друзин

На фотографии «Нагорновская начальная школа 1-й класс 1959-1960-й год» Во втором ряду слева — наша Альбина Григорьевна. Думаю, что не ошибся, правда Аля?

 

Галина Логинова

 Родители еще не погрузили весь скарб, а барак уже начали ломать. Мы стояли и плакали. Нас перевозил на Колхиде д. Коля Гнусарев. Бабушка Нюра осталась в поселке. На следующий день на мазе уехала на Нагорный. Ездила почти весь сентябрь. Пока родители не выпороли. Баба Нюра уехала в числе последних. Каждое лето, ежедневно она брала меня с собой в поселок, в лес .Большинство пешком или выходили к лесорубам в делянки. Т.Нина Брусникина или Лаврова поили нас чаем-безумно вкусным и ароматным!!! Какие только травы не кладу -нет этого вкуса. Наверное все дело в воде!

 

Галина Логинова

 Как мы ждали приглашение Пчелки(т. Катя) на пасеку! Шли с ложками и с куском хрустящего хлеба! На следующий день на Сарскую пасеку. Она находилась по дороге на кордон Иретский.

 

Альбина Григорьевна  

 Я все-таки думаю, что Милисарка начинается на смолокурке. В остальном согласна с Алексеем. Очень не хотелось уезжать. Помню, как из Сары пешком бегала в Нагорный, чтобы последние дни поселка прожить вместе с ним. Это наше » Прощание с Матерой».

 

Сергей Друзин

 Степан Иванович Маленкин (Маленков) на заднем ряду в середине, тетя Валя его жена в первом ряду также в середине.

 

Алексей Друзин  

 Огромное спасибо, Альбина Григорьевна, очень ценный материал, как в историческом, так и в географическом смысле…Нагорный для наших детей -это белое пятно на карте и не более того… Когда ликвидировался Нагорный, мне было лет 5 или 6 и в силу возраста оценить весь трагизм происходящего я не мог. По сути, людей насильно сгоняли с насиженных, обжитых мест. Разъезжались семьи, родственники, соседи, друзья, знакомые и расставались навсегда… Весь трагизм ситуации сознаёшь только с возрастом… В Нагорном я был однажды. Дядя Боря Макаров перевозил с Нагорного Салановых (дядю Колю и тётю Шуру) и я с ним ездил на МАЗе. К сожалению ничего не отложилось в памяти, разве что витрина в магазине, и то потому что её потом установили в маленьком магазине у нас в посёлке. Позже видел на месте посёлка пару домов и колодец у дороги , потом один дом и потом ничего не осталось, только молодые сосны… В отношении речки можно посмотреть подробную карту(была в ранней версии сайта),это один из истоков Милисара, так как Милисар ближе всех к Нагорному…

НАГОРНОВСКИЕ ЛЕСОРУБЫ

В поселок очень редко залетали  фотографы.  Того, который  фотографировал  эту бригаду, видимо,  привез  папа  на делянку. На  снимке одна  бригада    лесорубов   традиционном  количестве:  вальщик, тракторист, сучкорубы, бригадир и  повар.

нагорновские лесорубы

В первом ряду — слева направо: Калашников Николай Алексеевич, Степанов Валентин , Саланов Михаил Иванович. Во втором ряду — Гуров Иван, Брусникина Нина Петровна, Логинов Федор Иванович, Шугуров Геннадий, Слугачев Иван, Чесноков Григорий Ильич.

К сожалению, не помню отчеств всех. Фотография сделана примерно в 1961году. В Соловьевский  переехали Калашников,  Брусникина, Логинов, Чесноков. Папа был назначен мастером в тарный цех. Проработал всего 4 месяца. Умер  в январе 1968года. Остальные рабочие по мере сокращения постепенно разъехались.


Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.