Пекарня

Вторник, 23 Дек 2014

Пекарня это особенное предприятие. Что-то такое домашнее. Пекарня Соловьевского была последним островком того, неиндустриального периода, когда большинство технологических операций выполнялось вручную.

Соловьевская пекарня

Соловьевская пекарня

Первая пекарня, которая в воспоминаниях земляков упоминается как «старая пекарня» располагалась в полуразрушенном сегодня доме, в котором жили Рыбаковы д. Саша и т. Катя, Брыкина т. Катя, Рябовы д. Степа и т. Вера, Червяков Петр Васильевич, Сергей Белянкин. Разумеется все они жили после того, как пекарня была переведена в другое здание.

На снимке видно это здание старой пекарни (слева). Снимок относится к началу 60-х годов. По информации Валентины Васильевны Кисилевич на этом снимке первый слева Николай Семенов (сын Ивана Акимыча). Здесь ему лет 12..14 . он старше меня лет на семь, следовательно это 60…61 год. По моему разумению пекарня в это время была уже на новом месте. Пекарем в этой (старой) пекарне был Дмитрий Михайлович Коновалов – отец Юрия Дмитриевича Коновалова и Валентины Дмитриевны Локтевой (Коноваловой). По-видимому и дом Дмитрий Михайлович построил на этом месте, чтобы было ближе к месту работы, на снимке он справа. В последующем пекарня была между сельсоветом и домом Добрынкиных (сегодня Зиминых). Сегодня этого здания нет. В этой пекарне пекарем была т. Зоя Шабулкина и, наверное, много еще кто, я сожалению не помню. Был еще один пекарь Кукушкин, но, по моему, он работал только на Муратихе. А мое самое яркое впечатление детства от пекарни это запах свежеиспеченного хлеба, запах, который ни с чем нельзя сравнить. Помнится, я специально задерживался около пекарни, чтобы надышаться этим запахом. Надо сказать, что мы не голодали, но, тем не менее, этот запах очень сильно будоражил воображение. К слову сказать, в Алатыре, на улице Комсомола в тот период был небольшой хлебозавод, и в его округе тоже распространялся запах хлеба, он тоже давал положительные эмоции, но наш запах был несравненно лучше. Причем хлеб тогда выпекали в больших формах, буханка весила более 2-х килограммов. И размерами, разумеется, она была больше — в высоту примерно такая же, как сейчас, но несколько длиннее и почти в два раза шире. А какой вкус был у Соловьевского хлеба. Причем во все времена, когда существовала пекарня, в больших буханках и маленьких. Хрустящая корочка, натертая чесноком, посыпанная солью и свежее домашнее молоко – это что-то непередаваемое. Наши дети, которых отправляли за хлебом (а летом народу собиралось много и хлеба тоже нужно было много) приносили из пяти буханок нетронутыми разве, что три. Остальные обдирались до мякиша вкруговую. Моя жена, человек весьма сдержанный в чувствах, до сегодняшнего дня не может скрыть того восторга, который вызывал у нее свежий теплый соловьевский хлеб. Я часто задаю себе вопрос, почему такого хлеба нет сегодня. Ответов много. Первый это потому, что все операции по выпечке производились вручную – закваска, замес теста, постановка в печь. Печь топилась дровами. Но все-таки это мне кажется не главное. А главное состоит в том, что делалось это с душой. Процесс выпечки хлеба не был корыстным занятием. Пекарь не пытался получить с этого максимальную прибыль. Как художник, который рисует не на заказ, а по душевному порыву, как певец, поющий потому, что душа его поет. Так и пекари соловьевские выпекали хлеб. Особенно хочется вспомнить т. Лиду Быстрякову (Лидию Максимовну), Царство ей небесное. Одинокая женщина, у нее смысл жизни был в этой работе. Валентина Порхунова, дай ей бог здоровья, хоть и имеет ершистый характер хлеб, тем не менее, выпекала просто замечательный. А какие пироги она печет и сейчас!? Последнее здание пекарни было построено в 1969 году на месте дома, в котором жил Павел Иванович Тырлышкин. Помню это совершенно четко. Есть такая пикантная подробность. На выпускном вечере после восьмого класса нам разрешили (втихаря от РАЙОНОвских начальников) на выпускном вечере поставить на стол красное вино (бормотуху), из расчета полулитровая бутылка на пятерых. Группа ребят, считавших себя совершенно взрослыми, восприняли это как личное оскорбление и затарились самостоятельно из расчета бутылка водки на двоих. Причем бутылки брали попарно. Я оказался в паре с Женей Андреевым, вторую пару составили Борис Заводаев и Колька Воронцов. Так вот мы с Женькой выпили свою бутылку, отлучившись ненадолго с торжественного мероприятия, в недостроенном здании пекарни. Была уже крыша, настелен пол. Не было только печей. И было это в июне 1969 года. Это я все к тому, что последняя пекарня была построена в 1969 году. В последующем в этом же здании был и магазин, в котором продавали сначала хлеб, а потом и все остальное.

Соловьевская пекарня. Наши дни

Соловьевская пекарня. Наши дни

Говоря о пекарне нельзя не вспомнить о хлебовозке, которая развозила хлеб по магазинам. Хлебовозка – это специальная будка, которая ставилась на телегу, в которую естественно впрягалась лошадь. Сначала она была окрашена серой краской, а потом ядовито синей, почти фиолетовой. Специально для юного поколения хочу напомнить, что магазинов в поселке было несколько, а точнее два. И в оба возили хлеб, а также и в столовую. Из первых воспоминаний детства помню тетю Дуню Рыбакову возившую хлеб, которую я по малости лет принимал за свою бабушку Друзину Раису Михайловну. Всех окружающих это очень забавляло, а мне было как-то обидно. Потом очень долго хлеб возил Саня Соловьев, надо было бы говорить дядя Саня, но почему-то все его звали просто Саня, включая детей. Ну а завершал эту миссию дядя Степа Рябов. Возможно, кто-то еще возил, я не помню, просьба к читателям – сообщите об этом на сайт, либо в комментариях.

Ну, а сегодня от пекарни осталась только печь, очень похожая на печку из сказки «Гуси-лебеди». Как-то все это очень грустно, осень, что ли надвигается?

С. Друзин 31.08.2010г. г. Москва

Дополнение Сергея Друзина

Я забыл упомянуть о главной достопримечательности пекарни (которая была рядом с сельсоветом). Это огромная сосна, ей было наверно не одну сотню лет. Практически из любой точки леса можно было видеть эту сосну, форма ее кроны была нам, мальчишкам, хорошо знакома и забравшись на высокое дерево можно было легко определить направление на поселок. С вышки, которая располагалась километрах в семи от поселка по просеке от кордона, в котором жили Егоровы, мы отлично видели эту сосну. Но потом кто-то решил, что сосна старая, парусность у нее большая, как бы чего не случилось и срезали эту сосну на дрова. И поселок чего-то лишился, как будто ампутировали что-то.

Дополнение Алексея Друзина

Хочу добавить про подвоз хлеба. Будку летом ставили на телегу, а зимой на сани. Приближаясь к магазину, на крыльце которого её всегда поджидало некоторое количество жителей, как правило дети или старики, и будучи наполненной до крыши, только что вынутым из печи горячим хлебом, благоухала неописуемым, ни с чем не сравнимым ароматом. Этот стойкий и густой запах свежего домашнего хлеба появлялся раньше, чем появлялась хлебная повозка…И аромат этот был не тонкий и острый, а наоборот объемный и многогранный. Это была целая симфония запахов. Это, как при воспроизведении стереозаписи симфонического оркестра. Закрыв глаза можно услышать каждый музыкальный инструмент и определить его место на сцене, так и в нашем случае, чувствуешь целый спектр благовоний и они не перебивают и не мешают , а наоборот дополняют друг — друга. Даже запах свежего конского навоза не портит общей картины, а лишь добавляет симфонии запахов пикантности. Куда уж там городской хлебовозке с бензиновым смрадным выхлопом…

Спилили «Пекарскую сосну «, как будто корабль лишили мачты… А ведь рядом с ней стояла очень высокая ель, которая по высоте немногим уступала сосне… Располагалась она по другую сторону дороги, возле изгороди «Мысейкина» огорода. И по сути тоже являлась своеобразным «шдандартом»… И пожалуй ещё один момент заслуживающий внимания: при пекарне имелся колодец с очень вкусной водой, очевидно именно вода из этого колодца и придавала выпекаемому хлебу такой неземной вкус и запах… Хотя наверное не только вода, а частица души ,вкладываемая пекарями в своё дело и создавала этот неподражаемый и неповторимый шедевр хлебопекарного искусства…

Елена Чернова

Я конечно не смогу точно сказать годы работы на пекарне своей матери (т. Таи Гнусаревой). Но вместе с ней работала и т. Зина Калашникова и т. Маруся Садеева и т. Маша Вопилина (очень давно).


Рубрики: ДОСТОПРИЧЕТАЛЬНОСТИ

Метки:

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв