Лежневка

Вторник, 23 Дек 2014

Из всех названий, перечисленных в разделе «Родные места», именно «лежневка» является фирменным признаком поселка, брендом, если хотите. Это обусловлено тем, что лежневая дорога прежде всего говорит о предназначении поселка. Приведу несколько определений лежневки из справочников:

Соловьевская лежневка

Соловьевская лежневка

«Временная лесовозная дорога, построенная из стволов деревьев. Такие дороги широко применялись при заготовке древесины во времена СССР, а в отдельных регионах широко распространены и в настоящее время. На строительство лежневых дорог во многих случаях тратится до 30-35% от всего вырубаемого запаса древесины, или до 800 кубометров древесины на 1 км дороги.

Срок службы лежневых дорог в зависимости от технологии постройки и региона составляет от 4-5 до 15-20 лет. Благодаря широкому использованию лежневых дорог и зимников в прошлом многие лесные массивы, пройденные промышленными рубками за последние десятилетия, в настоящее время оказались транспортно недоступными для ведения лесного хозяйства.»

лежневая дорога

лежневая дорога

«Автомобильная лесовозная дорога с деревянным покрытием, уложенным по полосам движения колес автопоезда»

Дорога лежневая — дорога, проезжая часть которой построена из лесоматериалов в виде полос, уложенных на расстоянии, равном ширине хода автомобиля или трактора, и скрепленных поперечинами.

ЛЕЖНЕВАЯ ДОРОГА — колея из выступающих или врытых вровень с грунтом деревянных продольных брусьев (лежней). По таким путям, напр. в шахтах, передвигались тележки (вагонетки). Первоначально тележки перемещали вручную, позднее стали впрягать лошадь, лежни не только служили направляющими, но и воспринимали осн. нагрузку. В 13—14 вв. Л. д. были на многих рудниках и шахтах, использовались при строительстве военных укреплений. Элементы «полосовой» дерев. дороги, проложенной по указу Петра I (в нач. 18 в.), обнаружены при изысканиях трассы железной дороги Петербург-Москва в 1842.

Вывозка деловой древесины по лежневой дороге на МАЗ-501 (Ухтинский леспромхоз, 1960-е гг.)

МАЗ-200 (справка)

  • МАЗ-200 — грузовой автомобиль производства Минского автомобильного завода выпускался с 1951 г. по 1966 г. Отличительные черты: своеобразная решетка радиатора и эмблема «зубр». Двигатель (ЯАЗ-204А, дизельный, 2-тактный, 4-цилиндровый, однорядный) был достаточно компактным, но очень тяжелым, его масса (без сцепления и коробки передач) составляла 800 кг.

  • Кабина МАЗа изготавливалась на деревянном каркасе с деревянной обшивкой, поверх неё — листами из жести окрашенной обычно в защитный цвет. На базе МАЗ-200 были разработаны полноприводные грузовик-лесовоз МАЗ-501 и армейский грузовик МАЗ-502 (первый двухосный полноприводный автомобиль военного назначения), а также автосамосвал МАЗ-205. Автомобиль-вездеход МАЗ-501 с колесной формулой 4×4 широко применялся на лесоразработках в Республике Коми, а также в Сибири и на Дальнем Востоке.

Как видно из приведенных определений, лежневая дорога (в разговорном варианте лежневка) применялась задолго до появления Лесной промышленности. В наших местах ее основное предназначение — обеспечение вывозки древесины на сплавной участок, который располагался на берегу Суры в специально построенном поселке Муратиха.

Так как же была устроена «наша» лежневка? Название происходит от слова Лежень. Лежни — это продольные бревна толщиной не менее 35…40 см. Они укладывались непосредственно на грунт по 2 шт. на каждую колею. Поперек лежней настилались шпалы, аналогично тому, как это делалось на железной дороге. Поверх шпал настилалась т.н. слань – толстенные доски, называли их пластинами, шириной не менее 25 см и толщиной 10…12 см. По три — четыре пластины под каждую колею, в промежутке между колеями были только шпалы. Пластины прибивались к шпалам специальными дубовыми гвоздями т.н. нагелями (или, как говорило местное население, наглями). Надо напомнить, что нагель это по немецки гвоздь. Применялись и железные гвозди исполинских размеров. Видимо и здесь в свое время не обошлось без иностранных учителей. В тех случаях, когда дорога прокладывалась по сухому месту (например по песку) лежни не прокладывались, а шпалы укладывались непосредственно на грунт. Такая дорога проходила по поселку и далее в лес, до Нагорного (был и такой поселок). В сторону Муратихи дорога проходила через низинные, топкие, заболоченные места. Кроме того, в период весеннего половодья уровень вешней воды поднимался до двух метров. Поэтому от поселка, а точнее от того места где сейчас находится маньчихинский мост, лежневка была еще и на сваях. Делалось это таким образом. В направлении перпендикулярном линии дороги забивались четыре сваи. Причем сваи — это бревна заостренные на конце, длиной восемь метров. На другом конце сваи (который оставался торчать из земли) запиливался шип. Затем на эти сваи укладывалось мощное бревно, которое называлось скамьей. В скамье пропиливались прямоугольные отверстия, в которые входили шипы свай. Расстояние от одного ряда свай до другого (т. е. расстояние между скамьями) составляло метра 2…2,5м и уже на скамьи укладывались лежни.

Настя и Ксеня

На строительство лежневки шел первосортный лес-кругляк и пиломатериал. Сегодня даже сложно представить сколько это бы стоило – такой материал и такая трудоемкость работы. Правда, при этом была и автоматизация некоторая – во первых бензо- и электропилы, а во вторых специальная копровая машина (для забивания свай) которая устанавливалась на трелевочном тракторе. Это такая вертикальная стрела с направляющими, в которых размещался собственно копер (груз массой около тонны) в простонародье называемый бабой. Лебедкой трактора баба копра поднималась, в верхнем положении копер срывался и бил по свае. Причем в топких местах, мне рассказывал отец, частенько загоняли по две сваи в одно место т.е свая в сваю (дорога проходила по топким местам и до твердого грунта было далеко). Тем не менее, даже таким образом забитые сваи, уходили в грунт в процессе эксплуатации дороги, так как возили лес на больших машинах, и груженый МАЗ весил тонн 15, не менее. Например такой участок «продавленной» дороги был в районе между Первыми Долгими и Максимским озером.

На всем участке от Соловьевского до Муратихи было пять разъездов, для того, чтобы могли разойтись встречные машины. Вспоминая лежневку, невольно вспомнишь слова песни:

Есть по Чуйскому тракту дорога,

Много было на ней шоферов.

Среди них был отчаянный парень,

Звали Колька его Снегирев.

Это к тому, что ездить по такой дороге, с огромным возом, на высоте трех метров над трясиной, по узкой колее могли действительно отчаянные ребята. А в поселке таких шоферов было немало. Надо сказать, что в те времена в леспромхозе, главной базой которого был Соловьевский, одних только лесовозов марки «МАЗ — 501» было около полусотни. Наиболее лихими водителями были дядя Коля Гнусарев (Николай Ильич), Додонов Анатолий, дядя Витя Усачев (он и ныне здравствует, дай бог ему здоровья). Помню в вечернее время, на закате, когда становилось особенно тихо, очень громко раздавалось шлепанье пластин лежневки. Хотя пластины и прибивались, но с течением времени гвозди (нагли) слабели и один край пластины приподнимался. Поэтому, при наезде на нее пластина садилась на место и раздавался хлопок. Как вы сами понимаете, громкость хлопка зависела от скорости авто. Так вот, когда машины гнали порожняком обратно, грохот пластин в поселке был слышен от самой Муратихи (4 км). Представьте себе огромный МАЗ с прицепом, мчащийся со скоростью километров 40 по узенькой, узенькой колее (ширина лежневки была равна ширине задних колес МАЗа). А у этой машины не было никакого гидроусилителя руля. Так, что были люди в наше время. Конечно, бывали случаи, когда машины слетали с лежневки, иногда от чрезмерной лихости, но чаще из-за зеленого змея. Но я не припомню случая с трагическим исходом, или серьезными травмами. А ведь бывало, слетали бортовые машины с людьми. Видимо бог берег. Был, правда, один случай, когда уже лежневка доживала последние годы (тогда оставался всего один перегон, который потом также заменили насыпью) с нее слетел УАЗик с гостями из Сурского (в машине было два человека), и пассажир погиб. Это лишний раз свидетельствует о сложности езды по лежневке и мастерстве местных водителей. Кстати большинство заезжих водителей впадали в ступор, въезжая на эту деревянную дорогу. Надо добавить, что и соловьевская ребятня на велосипедах гоняла по лежневке во весь дух. И я сказал бы, что на велосипеде ездить еще сложнее, чем на авто. Основную опасность представляли трещины (зазоры) между пластинами, куда легко могло попасть колесо. И попадало, так, что кульбиты с последующим барахтанием в трясине помнят многие соловьевские мальчишки. Характерным последствием таких происшествий являлась погнутые передняя вилка и рама в районе руля. Немногим уступали в лихости велосипедистам и мотоциклисты.

За поселком лежневка, как я уже упоминал, шла до поселка Нагорный. Там нет низких мест (ну может за исключением пары ручьев), но сыпучий песчаный грунт не позволял ездить в летнее время. До МАЗов (они появились в начале — середине 50-х годов) основным авто были т.н. газгены. Это были слабосильные машины на древесном газе с приводом только на задний мост (на базе ЗиС — 5).

Для того чтобы они могли проехать по песку, настилалась лежневка. Этот участок дороги сегодня называется «летник». Там и сейчас в некоторых местах лежат остатки шпал.

lejnevka2

В конце 40-х годов летник проходил не в том месте, где мы его знаем сейчас. Дорога проходила, не поворачивая в районе большого магазина, а шла прямо (через то место, где сейчас живет Александр Егорович Зимин). Фрагменты этой, конечно уже сгнившей дороги, я находил в лесу за поселком неоднократно. В частности, по «Алатырской» дороге (что идет на Кувалду) есть место, называемое 8-й километр, так это относится к старой лежневке, которая начиналась в поселке Сосны, недалеко от Нагорного. В Соснах в период войны жили заключенные, которые в основном и строили старую лежневку. Разумеется, когда эта дорога эксплуатировалась, я этого видеть не мог. Надо будет пораспрашивать старожилов, Ивана Ильича Ожегина, в первую очередь и Александра Григорьевича Липасова. Для строительства лежневки и ее эксплуатации в поселке имелся шпалозавод, на который в 1955 году устроился работать машинистом локомобиля мой отец, Валентин Куприянович Друзин, Царство ему Небесное. Конечно, не для одной только лежневки был этот шпалозавод, но все — же эта продукция занимала большое место в ассортименте производимых пиломатериалов.

Таких автобусов у нас я не помню, но такая лежневка была. Это как раз на сухом грунте, где лежней нет, а шпалы уложены на грунт. (Снимок из интернета)

Еще одно неизгладимое впечатление производила та титаническая работа, которую проделывали дорожные рабочие, каждую весну обвязывая лежневку толстенной (миллиметров 6…8) проволокой и тросами, чтобы дорогу не сдвинуло вешней водой. От самого поселка и до Суры, а после прохождения паводка снимали обратно. А в дорожных бригадах, их было несколько, работали преимущественно женщины. К слову сказать, в первый год, как только не стали обвязывать лежневку, был мощный разлив, и дорогу в районе Муратихи, а также в районе озера Соловьева разнесло на куски. После этого в эксплуатации находился только один перегон – от Брыкиной будки до Боровой (это там где с правой стороны густо посажен ельник).

Пожалуй, необходимо отметить еще один аспект применения лежневки – культурно-романтический. В период весеннего половодья, вечером после работы значительная часть населения поселка ходила «смотреть воду» и если повезет то и ледоход. И действительно, до чего было здорово идти по лежневке, когда весь окружающий лес и кустарник стоит в воде. Меня, вспоминаю, носил на плечах отец, почти до самой Муратихи. Даже без разлива весна особенное, волнующее время года, ну а на лежневке в разлив это что-то исключительное. Вечерами же по лежневке гуляли парочки, само собой разумеется во время разлива, но также и потом в течение лета и ранней осени.

С. Друзин 27.06.10 г.

P.S. А еще я помню, как летом босиком мы ходили по лежневке купаться и как раскаленными пластинами обжигало ноги. От воспоминаний даже сейчас появляется жжение в ступнях…

Продолжение

Закат лежневки

В первый год, когда не привязывали лежневку (мне кажется 1969-й), произошел ряд занятных событий. Когда поднялась вода, а было это в первых числах апреля, вся молодежь дружно двинулась «смотреть воду». Перед этим пришла информация, что на Расширении (была с таким названием дорога в лесу от Шумов до Алтышева) снесло мост на Бездне. На период весеннего разлива всех школьников сарской школы отпускали на весенние каникулы. Соловьевские школьники в этот период учились. Помнится я шел из школы и встретил дядю Гришу Кулагина около его дома. Он мне и сказал про мост на Бездне и сильный подъем воды в Суре. Понятно, что я тут же, бросив учебники, помчался в сторону Суры.

Так вот, трое ребят, а именно Валерий Андреев (ныне, к сожалению, покойный), Варганов Николай и Валентин Булдин находились на участке лежневки между Перестовкой и Муратихой. Они учились в сарской школе в девятом классе и, благодаря каникулам, имели возможность с утра наблюдать за происходящим. Из-за большого подъема воды льдины из Суры выплывали на луга и одна из них подплывала к лежневке. Ребята решили посмотреть, как она упрется в лежневку и стояли, поджидая ее. Льдина подплыла и остановилась, они постояли, посмотрели и пошли дальше. Но оказалось, что не льдина остановилась, а это лежневка поплыла. Участок лежневки длиной метров тридцать аккуратно вырвало, и он вместе с ребятами поплыл по течению. Проплыв метров сто фрагмент лежневки прижался к деревьям и его начало разрывать течением. Невольные Робинзоны полезли на деревья.

Когда следующая группа молодежи, в составе которой был и я, подошла к месту разрыва лежневки, с деревьев раздавались истошные крики о помощи. В данной ситуации можно было помочь только плавсредствами, да и присутствие взрослых здесь было необходимо. Женя Андреев побежал в поселок, в гараж, где была лодка, к тому же их с Валеркой отчим — Алексей Федорович Рыбаков работал в гараже механиком. Мы же стали наблюдать за тем, что будет происходить дальше. День был жаркий, вода прибывала, но на деревьях ребятам ничего не угрожало. Посмотрев на это, мы двинулись в обратную сторону, так как пришла информация, что между Перестовкой и Брыкиной будкой лежневка всплыла, и было интересно на это посмотреть. Зрелище было интересное, вода перед лежневкой бурлила, течение было сильным, особенно напротив Соловьева. И вдруг лежневку разрывает, и она расходится как две створки ворот. На этот раз отрезанными от поселка оказалось человек двадцать. Надо сказать, что опасности не было никакой, поскольку значительная часть лежневки, на которой оказались отрезанные, находилась на твердом грунте. Тем не менее, неприятное ощущение, от того, что невозможно пробраться домой, было. Часть ребят стала пробираться вброд выше лежневки, вода там была выше колен, но пройти можно. И все бы ничего, но один из тех, кто шел, а был это Николай Савин (тоже к сожалению покойный), попал в яму и окунулся с головой.

Пока мы наблюдали за всем происходящим и искали подручные средства, чтобы перебраться через разрыв, из — за поворота Брыкиной будки показалась лодка с мужиками из гаража и всех благополучно спасли (в первую очередь сидящих на деревьях). Никто даже не простыл, зато разговоров потом в школе (в соловьевской школе не было каникул) и в клубе вечером хватило не на один день. В школе всех участников событий сильно журили (Михаил Григорьевич Мальков был очевидцем всего происходящего). По слухам и дома у многих были разборки, ну а у меня как- то обошлось, хотя Валентин Куприянович тоже был очевидцем (может поэтому и обошлось). На место событий он прибыл вместе с лодкой. Надо сказать, что на другом конце разрыва (со стороны поселка) народу собралось как на митинг.

По сути дела этой весной лежневка погибла. Потом в эксплуатации оставался только один перегон между Брыкиной будкой и Боровой длиной 700 м. До этого она была от поселка до Суры (4 км). Окончательно лежневка перестала существовать в 1994-1995 годах, когда и оставшийся перегон заменила сегодняшняя насыпь.

С. Друзин 18.07.2010

Дополнение № 1

слетел с лежневки

Это фото сделано весной приблизительно в 1958 году. Мама рассказывала что в поселке готовились к очередному празднованию годовщины победы и в поселке наводился так скажем марафет. Улицы чистились, а мусор вывозили за поселок почему-то на Муратиху. Так вот на этой машине и везли мусор как видно по лежневке. Туда проехали без проблем, а на обратном пути вода прибыла и машина соскользнула с дороги. Это участок от брыкиной будки в сторону поселка.

Следующее фото сделано в 1981 г.

альбина чеснокова на лежневке

Светлана Аржанова 13.08.2010

Альбина Григорьевна Чеснокова:

Весна 1968-ого года выдалась ранней и дружной. Мы учились в 9-ом классе Сарской школы. Не помню, как получилось, что все мои одноклассники ушли в Соловьевский, домой, раньше меня. Это Аббязов Коля, Кулагина Валя, Тырлышкина Ира. Когда я прибежала на мост через Суру, его уже начали разбирать. Балансируя, перешла по мосту. Рабочие предупредили, чтобы я шла быстро через дубраву и луг к Соловьеву озеру. Послушавшись, я так и сделала. Пересекла дубраву, по лугу бежала и вдруг заметила, что низины и ямки луга заполняются водой. Она появлялась из-под земли. Вода прибывала с угрожающей скоростью. А я шла к озеру, чтобы потом подняться на лежневку. Подбежав к Соловьеву озеру, я увидела, что путь к лежневке отрезан водой. Стояла и думала, что делать. Природа оставила мало времени на размышления. Тогда я разулась и босиком вброд метнулась к лежневке. Сухая лежневка стала моей спасительницей.


Рубрики: ДОСТОПРИЧЕТАЛЬНОСТИ

Метки: , , ,

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв