Утро Бабушки

Среда, 24 Дек 2014

Е. Друзин. Июнь 2011

Утром разбудило солнце. Соловьевское. Нет, я понимаю что солнце у нас везде одно, но в Соловьевском оно какое-то иное. Более доброе, более светлое и чистое.

Соловьевское утро

Соловьевское утро

В совсем недалеком детстве мне очень нравилось просыпаться под кошачье урчание, треск дров из русской печки, звуки работающих часов-ходиков и запах пирогов. Проснешься, а бабушка уже на кухне – ворочает чугуны, подкладывает дрова в печь, месит тесто.

 Удачей была возможность проснуться до того, как затопят печь. Сперва вороньим пером очищается дымоход от сажи, потом хитрым образом укладываются дрова, ножом от полена отделяются смоляные лучины и отправляются в печь для растопки. И вот огонек со спички переходит на лучину.. Она сперва испускает тонкую струйку дыма, потом слегка потрескивает и на ней появляется первый огонек, который словно живой замрет на минуту, как бы пробуя силы, и начинает расти, все увеличиваясь в размерах и превращаясь в настоящее пламя. И вот уже языки этого пламени облизывают дрова, те дают густой дым, который выходит из печи и вместо того, чтобы попасть в комнату, в самый последний момент круто уносится куда-то в черный ход печки. Зрелище для детской психики поразительное. Я сидел на стуле и смотрел, не отрывая глаз, на танец огня и дыма. Мне все это казалось фантастическим и смотреть можно было бесконечно, только бабушка, ласковым и добрым голосом отрывала меня от этого занятия. И начинала работать.

Заполнялись чугуны водой, засыпались разные крупы и укладывались овощи, а потом все это при помощи ухвата и деревянного катка отправлялось в печку. И так пока все не приготовится должным образом. В это время я сидел уже возле стола, а бабушка, пристроив чугуны, бралась за тесто. В ее руках тесто приобретало самые замысловатые формы. Получались плюшки, пироги, ватрушки и конечно же «Палишка». Огонь в печи прогорал и чугуны вынимались из печи, освобождая место пирогам и прочей выпечке. И уже через минут 30-40 из печи появлялось самое вкусное лакомство. Еще тогда, не имея сил поднять ведро с водой, чтобы как-то помочь по хозяйству, я сделал интересное открытие. Я увидел, что в свой труд человек всегда вкладывает частицу себя и своей души. Почему пироги своим вкусом способны были выбить слезу счастья? Потому что пекла их бабушка и сложенная руками деда печь. Этот пирог источал любовь, ласку и доброту. Бабушка, когда месила тесто напевала разные песенки, рассказывала сказки про огонь и конечно же про птиц и природу. И все ее рассказы, все ее настроение и внутреннее тепло были в этом пироге. И это чувствовалось. Именно поэтому самый дорогой и роскошный пирог в любом мегаэлитном магазине – ничто по сравнение с тем, что выходило из рук нашей бабушки. По той же причине мамины пельмени самые вкусные. Потому что их делала мама. Самый родной, самый близкий человек.

Ну а мы вернемся в Соловьевское утро. Это утро счастливого внука начиналось с растопки печи, а вот бабушка к этому моменту уже успела сделать многое. Неотъемлемой частью утра – была дойка коровы. У нас было много коров. Я же помню лишь одну. Звали ее традиционно «Дочкой». И тут детская психика поражалась вновь. Как? Откуда в корове берется молоко? И почему оно белое? Раскрою еще одну детскую тайну. Когда я был совсем маленький и проводил в поселке долгое время, у меня в голове бабушка ассоциировалась с солнцем. Встает рано, топит печь – греет нас, доит корову – кормит нас, чем не солнце? Только вот бабушка вставала раньше солнца. Даже летом. Летнее утро в Соловьевском слишком ответственно, чтобы его просыпать.

Край неба только начинает светлеть, еще птичий хор не оглашает окрестности, лишь одинокий петух на дальней улице предвещает новый день. Удивительно тихо. Спит природа, спит наш дом и люди в нем. И в этой тишине можно расслышать, как открывается дверь в сени – это наша бабушка. Она выходит из дома, неся в руках чистое и блестящее ведро, в котором налито немного теплой воды. Открывает дверь в сарай, подходит к корове, ставит рядом с коровой миниатюрную лавочку, омывает коровье вымя теплой водой, и вот тишину разрезает звук молочной струи, разбивающейся о ведерное дно. Потом еще раз, а потом одинокие звуки сливаются воедино. Стоит наша Дочка, возле нее бабушка, неподалеку кошки уже приготовились в ожидании дегустации, а ведро постепенно заполняется молоком. Парное, пахнущее летом, травами и .. домом. Еще покрытое пеной она отправляется домой, где процеживается, разливается по банкам и отправляется в холодильник, чтобы через несколько часов, просыпающие Ребятишки могли выпить кружечку «утрешнего», такого свежего и приятно прохладного.

Устроив молоко, бабушка возвращается к корове. Выводит ее на улицу, крестит и долго смотрит ей вслед. Уходит дочка на весь день, чтобы вечером вернуться. И вновь радовать нас, но уже «вечерошним».

А из-за леса показывается солнышко. И постепенно все просыпается. Трава покрыта густой росой, капли которой похожи на маленькие солнца. Небо еще розовое, как всякое живое существо только что появившееся на свет. Только вот некогда да и некому любоваться на это зрелище. Проводив корову, бабушка набирает дров для печи, затопив ее, она отправляется кормить кур, овец и всю остальную домашнюю живность. Ну а главное конечно же ребятишек. Что меня удивляет до сих пор, ни бабушка, ни дед никогда не разделяли детей и внуков. Все были ребятишками. И вот этих то ребятишек и нужно накормить.

Расскажу немного о собственно пирогах. Это тоже интересная история. Пироги зарождались в тот момент, когда мы (дети и внуки) еще переваривали ужин и готовились спать. Первым делом с вечера бабушка «затевала» тесто. Перечислять ингредиенты здесь ни к чему. Надо сказать только сто бабушка что-то делала в эмалированном ведре и отправляла его на печку. А утром появлялось тесто, конечно же не само по себе. Это бабушкины руки его являли миру. После приготовления тесто должно было «подойти». Для чего отправлялось на печку. Тесто было настолько резвым, что пыталось выползти из ведра, бабушка с довольным недовольством укладывала его обратно, и снова все повторялось несколько раз.

Дойдя до только одной бабушке известного состояния, тесто отправлялось на стол. Раскатывалось, наполнялось начинкой, часть превращалась в плюшки. Я очень хорошо запомнил их форму и даже сейчас могу воспроизвести с точностью. И вот все это разнообразие раскладывалось на «противни» и отправлялось снова на печку, чтобы в очередной раз подойти. И только потом в печь. А через полчаса или чуть больше я был свидетелем превращения. Открывалась заслонка у русской печи, обдавая лица и души теплом, и на свет выходила румяная выпечка. Такая горячая и ужасно аппетитная. Даже от одних воспоминаний слюнки текут. Однако есть их было рано. Все это изобилие нужно было помазать маслом и накрыть каким-нибудь полотенцем, чтобы дать отдохнуть.. И только потом можно было отломить горячий, испускающий пар кусочек, налить стакан «утрешнего» молока и получить ни с чем не сравнимое удовольствие.

Так к моменту пробуждения всех многочисленных ребятишек бабушкино утро превращалось в день. В день наполненный событиями и делами, заботами и переживаниями. И только сейчас я нашел ответ на вопрос — а зачем все это? Опуская пространные рассуждения можно выдать ответ – ради ребятишек, чтобы жизнь продолжалась и не оборвалась наша бесконечная цепь поколений, крайним звеном которой мы являемся. И дай Бог, чтобы это наше звено не стало последним.

Вот в чем наш святой долг перед Бабушкой.

 

Макарова Валентина Борисовна:

Как всегда отлично! Отдельно хочу сказать о «Палишке»: Делалась она обычно в небольшом количестве, потому что елась только горячей. Вообще-то на юге это называется пышкой и жарится на сковородке. Но!!! То, что выпекается в русской печке не идет ни в какое сравнение.

 


Рубрики: ВОСПОМИНАНИЯ

Метки: , , ,

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв