Все что вы хотели знать о рыбалке…

Среда, 24 Дек 2014

Ввиду природных особенностей нашего поселка, обилия озер всех форм и размеров, рыбалка в Соловьевском – это весьма доступный и очень увлекательный вид досуга. Кроме того – сие развлечение знакомо всем без исключения, то есть заметка моя заинтересует многих. В процессе написания, в памяти всплывали все новые и новые подробности и события, в результате заметка как-то разрослась и превратилась в нечто внушительное по размерам. Так что давайте наберемся терпения и начнем.

 По Ирети

Начнем, пожалуй, с самого доступного и незамысловатого вида рыбалки. Рыбалки для тех, кто не умеет ловить рыбу, не знает как это делать и чем, не может плавать и боится воды. Казалось бы какая при таких обстоятельствах может быть рыбалка. Но мы дети и находились в поселке, а значит нет ничего невозможного.

Так оригинально мы пытались добыть рыбешек в раннем детстве. То, что рядом с поселком протекает Иреть – это не новость, так вот, именно в ней мы и пытались поймать мелких и шустрых рыбок. Осторожно ходили по воде, шевелили ногой коряги, заросли осоки и все что могло быть потенциальным укрытием для водных жителей. Выгладило все это, конечно же, комично. Как правило в Ирети живут маленькие окуни и отчаянные щурята, которые не успели добраться до большого водоема. Котлована там или же озера Манчихино – именно в него впадала в ту пору Иреть. Так вот, внезапное появление несчастного окунька вызывало не охотничий азарт, а панику. Мы бросали палки и разбегались, а уж после осмысления произошедшего начиналась охота. Мы гонялись за этой рыбешкой, отслеживали, куда она прячется, и снова гонялись. Так могло продолжаться целый день. Итог такой рыбаки был предсказуем: мы приходили домой мокрые, уставшие, с песком во всех мыслимых и немыслимых местах, но зато счастливыми и довольными. Заметьте, про улов в такой рыбалке речи не было. Тут был важен процесс – огромным лимоном висело над головами июльское солнце, жара, холодная и кристально чистая вода, вокруг только небо, свобода и никаких тебе забот и проблем. Самые счастливые моменты в жизни. Можно было бегать вот так вот сутки напролет и ни о чем не думать.

Припоминаю такой эпизод. Во время очередного забега по Ирети – я наступил на что-то острое, то ли кусок разбитой бутылки, то ли какая железка, я ее так и не нашел. Что-то слабо кольнуло и начала течь кровь. Порезался я тогда прилично, но никому ничего не сказал, а собственно зачем? Бабушке только лишний повод поволноваться. Нашел по пути подорожник – затолкал его в грязную галошу и в принципе все. Лечение на этом закончилось. Через несколько дней все зажило, как на собаке и веселье продолжалось.

Некоторое время спустя мы с Вовой изобрели еще один способ рыбной ловли на Ирети. Способ оригинальный, скажем прямо, который потребовал создания не менее оригинальных снастей. При использовании этого способа нужны были две вещи: «пугалка» и черпак. Черпак – большой сачок, тут все понятно. А вот «Пугалка» представляла собой прочную палку на один конец которой надевалась пластиковая черная воронка, в которые собирали в лесу смолу. Когда ударяешь этой палкой с воронкой на конце по воде – раздавался жутковатый утробный звук. Рыбалка выглядела так – посреди русла ставится черпак – в самом глубоком месте. Второй ловец поднимается метров на двадцать по течению и этой «пугалкой» обрабатывает все возможные укрытия, передвигаясь по направлению к черпаку. Рыба, пребывая в глубоком ужасе, стремительно пытается уплыть от этого страшного устройства и попадает прямо в ловушку. И надо отметить, что результат у такой рыбалки был, хоть и скромный. А мы идем дальше.

Водоем у Беляшовых.

Есть в поселке семья Беляшовых. Дом их крайний по нашей улице, но так было не всегда. Рядом были еще дома . . . . . . , но их, увы, сейчас нет. Так вот, в конце улицы имеется небольшой водоем, как такового названия у него нет, мы его называли и «Лягушатником» и «Беляшовским котлованом» и как-то еще. В этом озерце водились маленькие карасики, и там же мы продолжали свое восхождение по рыболовной карьере. В лесу мы находили подходящий орешник, из которого изготовлялось удилище. Изготовлялось – это конечно громко сказано. Процесс изготовления заключался в отрывании боковых веточек и срывании листьев. Вот в принципе и вся нехитрая технология. Затем к получившемуся удилищу привязывался кусок лески, крючок, поплавок и небольшой груз. Такая нехитрая снасть позволяла за вечер вытянуть из воды с десяток мелких карасей. Это уже был прорыв. На это маленькое озерцо вечерами приходило приличное количество желающих посидеть с удочкой, не смотря на его более чем скромные размеры. Особенно мне запомнился наш земляк, Яков Белов. Отчества я, увы, не знаю, мы называли его просто дядя Яша. Так вот, помню как он приходил не один, а с котом. Люди, как правило ходят куда-то с собакой, а вот он приходил с котом. Сам садился на берегу поудобнее, забрасывал удочку и терпеливо ждал. Также терпеливо ждал кот. Достает Яков рыбешку, отдает коту, тот ее с аппетитом съедает и ждет следующую. Так они вечерами и сидели вдвоем, ловилу рыбу, слушали птиц и размышляли о вечном. Кот был довольно большой, упитанный, расцветка у него была рыжая с белым. Когда у Якова заканчивалось терпение, а у кота наступало чувство сытости – они уходили домой. А мы практически каждый вечер приходили снова, чтобы также наловить мелкой рыбешки и накормить своих кошек. Рыбу я там ловил вместе с сестрами и братом, но чаще с Вовой Пейсовым – моим соловьевским другом. Как-то мы предприняли попытку свой улов засолить и засушить. Попытка увенчалась успехом, но очень уж долго надо ждать. Так что, как правило, с рыбой расправлялись кошки.

На Пиявочном

Недалеко от поселка, но и не совсем рядом, есть озеро Пиявочное. Практически идеально круглое оно имеет твердое песчаное дно, но не имеет водорослей, ряски и какой бы то ни было водной растительности. Т.е. полное отсутствие корма для рыбы. Тем не менее в озере обитает огромное количество мелкого карася. Он то и был объектом нашей ловли. Ловили мы его удочками. Он был голодным и кидался на любую приманку. Так что проблем с количеством поклевок не было никогда. Вследствие этого тут пробовали свои силы и девочки и мальчики. Улов конечно же шел на корм нашим кошкам, но судьба отдельных рыбешек была весьма экзотична (см. «Золотой Карасик»). Примечательно тут было следующее. На озере огромное, просто гигантское количество кровососущих насекомых. Стоять на берегу с удочкой и предаваясь размышлениям и созерцаниям – невозможно в принципе. На берегу приходится постоянно прыгать, хлопать себя по разным частям тела, что конечно же портит все впечатления. А еще там много ужей. Они видимо собираются на кормежку, т.к. лягушки там значительно крупнее рыбы, да и по количеству не уступают. И вот однажды весной, наверное в мае или конце апреля, мы с Вовой Пейсовым отправились на Пиявочное. Я стою на берегу, наблюдаю за поплавком, Вова лазает по кустам. Через некоторое время раздался его вопль, закончившийся фразой «иди-ка посмотри». Что я там увидел….

На берегу в траве лежало старое трухлявое дерево. Так уж получилось, что – это был единственный предмет поблизости, освещенный солнцем. И на это теплое местечко выползло погреться совершенно ужасное количество ужей. Неловко конечно про это говорить, но у меня перед ними какой-то панический страх. И вот передо мной десятка полтора этих тварей, компактно свернутых и мирно греющихся. Не помню, сильно ли похолодели у меня пятки, но страху я тогда натерпелся на несколько лет вперед.

Вот собственно так и проходила рыбная ловля. Но наверное надо еще рассказать, как я повышал производительность рыболовного труда. Была у меня одна интересная снасть. Называлась она «Люлькой» или «Пауком». Это две стальные трубки, сваренные под прямым углом друг к другу, в эти трубки с 4-х сторон вставлялись стальные прутья толщиной миллиметра 3-4 и длинной метра по полтора. Между их концами натягивалась сетка. Вся эта конструкция опускалась в воду, а затем поднималась – собственно всё. Ловят ей, как правило, ранней весной на реке, когда первая рыба в мутной воде выходит на затопляемые участки, чтобы погреться и поесть. Так вот, в конструкцию никаких изменений внесено не было, а вот методика была усовершенствована. Снасть все также опускалась в воду, только теперь в центр ее отправлялась пригоршня комбикорма. Оголодавший карась кидался на него тучами, после чего снасть поднималась, и улов извлекался.

На Суре

Ловили мы (дети) рыбу и на нашей родной Суре. Как и полагается, успехи были смехотворны, зато удовольствия по максимуму.

Ловили мы мелкую рыбешку под крутым берегом. Клев был хороший, особенно радовалась добыча белым червячкам из кусков грунта, которые извлекались из воды. Водилась в реке, конечно же, и рыба покрупнее, но мы ее не видели, она была где-то на глубине и чтобы ее оттуда извлечь – были нужны определенные навыки, сноровка и умения. Мы же могли предложить только энтузиазм, чем и пользовались. С Вовой мы по весне ловили рыбу в протоке из озера «Алексеево», местечко называлось «Коршуновский мост». Мост этот представлял собой закопанную трубу, по которой проходила вода, а сверху проходили машины. Улов, как это водится, отсутствовал.

На Суре одно время пробовал свои силы и наш Антон. Со своим другом той поры Беляшовым Алексеем они приносили какую-то мелочь и делили на лавке перед домом. А мы мелкие смотрели и завидовали.

Горящие озера и загадочные лунки

За этим интригующим заголовком, скрывается интересное природное явление. Оно обеспечивает простую и результативную рыбную ловлю. У нас же, как всегда, все выходило по-своему, но с неизменным нулевым результатом.

Суть явления такова. Есть озеро. В нем растут всякие водоросли и еще куча всего. Зимой растительность в воде начинает гнить. Процесс гниения – есть процесс переработки растительности микроорганизмами, а они, как и все живое, потребляют кислород. Добавим, что в эту пору озеро покрыто льдом, и подпитки кислородом из окружающего воздуха не происходит, т.е. количество газа, необходимого для дыхания рыбы опасно снижается, и она начинает задыхаться. В это время принято рубить прорубь. Рыба собирается возле нее, чтобы глотнуть свежего воздуха, и вот тут-то ее и караулят рыбаки с черпаками, сачками или острогой.

В теории звучит красиво. Когда Папа рассказал про такой способ, мне несколько месяцев снилась прорубь полная рыбы, куча рыба, лежащая на берегу, рыба, бьющаяся в сачке и пр. Так было в мечтах и фантазии. А вот что было в реальности.

Я стоял возле проруби в промокших валенках. Вода действительно дурно попахивала, напоминая своим видом и спокойствием темное стекло. Никакого движения не было, не мелькнула даже самая несчастная и полудохлая рыбка. С тем же успехом можно было посмотреть в колодец рядом с домом. Оставалось только разрыдаться от досады, но даже этого не получилось.

* * *

Когда я был совсем-совсем маленьким, меня взяли зимой на рыбалку. Я не помню на какой водоем взяли, не помню действующих лиц. В воспоминаниях только маленькое, смешное удилище, которое мне было велено опускать в лунку и поднимать обратно. Тогда я еще не знал зачем это, более того, то что это была рыбалка – мне открылось несколько лет спустя. Так и сидел возле загадочного отверстия во льду с миниатюрной удочкой. Деятельность, которая непонятно зачем – быстро надоедает, так и я быстро утомился, вдобавок к этому еще и замерз. В итоге звания «заслуженный рыболов» я так и не заработал и был спешно доставлен домой, накормлен, согрет и положен на печку, вместе с мокрыми валенками и пятью кошками.

За налимом с острогой

Тут я уже был школьником. Класс, наверное, 8-й или 9-й. Был август, конец летних каникул. Сижу я дома и пью чай. За окном раздается характерный треск. Это Вова Пейсов и его овеянный легендами и ностальгическими воспоминаниями мотоцикл «Днепр». То как Вова на нем ездил – отдельная история. Наверное, в Вове по сей день пропадает талант водителя — экстремала. А жаль. С такими навыка и приемами вождения можно было смело идти работать в Голливуд каскадером, на худой конец на Мосфильм. Но не об этом речь. Вова в тот раз был не один. С ним был еще один местный товарищ – Александр Ожогин. Они меня зовут и говорят:

- А сейчас ты узнаешь смысл жизни, собирайся побыстрее.

По пути выяснилось, что мы едем на рыбалку, за налимом.

Место действие устье Ирети, т.е. такое место, где она впадает в озеро Манчихино. В этой местности вода затапливала приличную часть леса, и можно было ходить по воде среди деревьев, примерно по колено. В такие места любит заплывать налим из Манчихино. И тут мы его решили ловить. Точнее решили без меня, меня привезли, дали острогу, указали направление и как говорил незабвенный М.С. «Процесс пошел». Налима действительно было предостаточно. Прочесав всю территорию, мы нахватали несколько килограмм некрупной рыбы. После чего выбрались на берег, погреться, посохнуть и подождать пока осядет поднятая нашими ногами муть. Ходили мы с голыми ногами, но в галошах – потому как мало ли на что можно было наступить. Галоши эти забавно хлюпали при ходьбе по воде и пугали рыбу. Таким вот нехитрым способом мы наловили приличное количество рыбы. По весу было что-то около десяти килограмм. Разделили все это на три увесистых куля, и каждый сделал с ним то, что посчитал нужным. В поселке в это время была моя Мама, и она была приятно удивлена. Мы сварили уху, накормили до отвала рыбьими внутренностями кошек, после чего пожарили целую сковороду и еще осталось. Это наверное была одна из самых успешных рыбалок с моим участием.

За дело берутся взрослые

К сожалению, реальность такова, что взрослые – Папа и Дядька, рыбаки, чего уж греха таить, не ахти какие. Но попытать счастья в этом направлении всегда готовы. Об одной из таких попыток я Вам сейчас и расскажу без цензуры, ибо сам был тому свидетелем.

Лето. Команда Бабушкиных детей и внуков была в поселке в полном составе. На улице после долгой жары шел сильный ливень. Мы все находились в доме. Тут Дед говорит: «Ребятишки, а поехали-ка мы с вами рыбу половим на Суре?» Разумеется, у ребятишек загорелись глаза, сборы не заняли много времени. И как только закончился дождь, мы отправились за трофеями.

В чем идея?

Идея в том, что дождевые потоки, стекая с берега, вбирают в себя кучу грязи. Вся это вода в итоге попадает в Суру. В конечном счете речная вода становится очень мутной и рыба ничего не видит. Таким образом, если взять рыболовную сеть, растянуть ее поперек реки и сплавляться м ней по течению, то вся ослепшая рыба, попавшаяся на пути будет наша. И вновь уместно вспомнить армейскую поговорку «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

А как все вышло на самом деле?

Мы приехали на берег Суры. Дело было неподалеку от Сарского моста. Дед стоял на берегу и руководил. Дети выполняли все указания, растягивали сеть, стаскивали с себя одежду. Мне доверили главное – тару для рыбы. Любопытно, что под рыбу мы взяли не пакет, не сумку и даже не ведро. А взяли мы с собой ни много ни мало, а мешок. Самый настоящий мешок, в который легко входит 5 ведер картошки.

И вот Отец и Дядька в воде. Дед шагает по берегу, за ним семенит короткими ножками маленький внук с большим мешком. Так мы одолели метров триста или четыреста, после чего наши рыбаки начали выбредать к берегу. Я уже тут как тут, мешок наготове, дед нервно покуривает в ожидании добычи. А добычи то и нету. Сеть пустая и чистая. Что конечно приятно – не надо распутывать и чистить. Ни знаменитой в прошлом сурской стерляди, ни менее знаменитых сурских лещей и подлещиков, ни несчастного пескаря – словом абсолютно никого и ничего. Пусто. Как в колодце. В таких ситуациях главное правильно придумать причину собственной неудачи и аргументировано ее обосновать. Всю дорогу до дома мы именно этим и занимались. Пришли к выводу, что ливень прошел только у нас, а выше по течению его не было, т.е. вся мутная вода утекла пока мы ехали до реки и растягивали сети. Теория красива и убедительна.

А вот как надо

Да, единственным настоящим рыбаком у нас в семье был Дед. Валентин Куприянович. Он на рыбалку ездил, как в гастроном. И если Дед уехал на рыбалку – значит рыба будет. Это понимали все, особенно кошки. Они издалека слышали приближающийся трактор и собирались на лавочке, когда трактор останавливался и выключался двигатель, кошки начинали обыск. Дед отдавал им мелочь, а то что покрупнее нес домой. Самой вкусной рыбой были традиционно лини. Бабушка их жарила с луком и сметаной до такого состояния, что вспоминая этот вкус, начинается обильное слюноотделение. Дед брал и меня с собой. Моя задача была ответственная. Доехать до озера в тракторной телеге, помочь деду столкнуть в воду ботник, затем ждать возвращения деда. Тот всегда возвращался с уловом. Улов был разный, бывало густо, бывало и пусто, но так чтобы не было вообще ничего – такого на моей памяти не случалось.

Зато в ней есть еще вот такой эпизод.

Собрались мы как-то всей семьей на рыбалку с ночевкой. И дети, и внуки, и Дед. Разумеется, истинная цель – это сам факт ночевки в лесу или поле, чтобы горел костер, чтобы увидеть рассвет, услышать первых птиц, пообщаться и поговорить. А рыбалка – это опять-таки для создания определенной атмосферы. Атмосфера, скажем прямо, удалась. Место мы выбрали на «Семипаевой поляне» — это место недалеко от Муратихи. Дед с вечера поставил сети, потом мы сидели возле костра, что-то жевали, жарили на огне хлебные корочки, смотрели на огонь и беседовали. Взрослые под такое дело «дернули по соточке». Спали в тракторной телеге. Но сон, как-то не шел. Близкие звуки ночного леса, осознание того, что ты вот тут с родными посреди поля и деревьев – все это волновало и вызывало какой-то неподдельный детский восторг. Мы проболтали практически до самого рассвета. Когда край неба начал светлеть – Дед отправился проверять сети. Мы же подбрасывали дров в огонь и сонно зевали. У Антона был с собой фотоаппарат, если память не изменяет – Зенит Е. Он залез на тракторный капот и усиленно фотографировал появляющееся солнце. Только вот фотографий, мне увидеть не довелось.

Через несколько минут отправились встречать деда с уловом. Так получилось, что попалось две или три неплохих рыбины и, что куда более удивительно, две утки. Видимо они плавали по воде, ныряли за рыбой и запутались. Получилась у нас не только рыбалка, но и охота.

Так мы и поехали домой. Сонные, немного замерзшие (озябшие), с рыбой, утками и приятными впечатлениями.

Чем отличается счастье детское от взрослого?

Надо отметить, что именно детские воспоминания – самые крепкие. Причем у памяти есть еще интересное свойство избирательности. Я не запомнил, сколько мне было лет и в каком классе учился, но ясно и отчетливо помню, как лежа в телеге, слышал с озера всплеск воды от весла. Очень хочется все это повторить и пережить повторно – но, увы, нельзя. Так что каждый счастливый миг надо осознавать, запоминать и быть благодарным судьбе, Богу или еще кому, за возможность побыть счастливым. Именно так выглядит детское счастье. Это родителя, родственники, братья и сестры, лето и тепло, солнце и вода. Счастье — когда тебе доверят порулить на тракторе, когда дадут поплавать на ботнике. Жаль только, что эти мгновения от нас уходят безвозвратно и с каждым годом становятся все дальше. Время идет, события накладываются одно на другое, но то летнее утро возле костра и озера никогда не забудется. Оно будет всплывать в памяти снова и снова, будет похоже на глоток свежего воздуха в знойный день. И воспоминание это придаст сил, поможет трудиться и жить дальше. Жить со светлой памятью и добрыми мыслями.

Пройдут годы, наступит время, когда мы маленькие внуки, с большими глазами, тонкими голосами и наивными мечтами станем седоволосыми дедушками или бабушками и будем также сидеть возле огня летним вечером, любоваться уже своими внуками и вспоминать тот миг своего детства. И это будет уже взрослое счастье. Так что мы мечтаем об одном, а это значит, что не стоит верить в конфликт поколений.


Рубрики: ВОСПОМИНАНИЯ

Метки:

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв