Добрые Люди

Среда, 24 Дек 2014

Е. Друзин. 2011-08-30

В этой статье хочется поделиться очередной интересной историей, произошедшей в наших краях.

Увы, дату вспомнить не получится, но это не так важно. Да и история сама по себе не то чтобы масштабная и значимая, но, тем не менее, позволяет получить представление о Людях, проживающих в наших краях. Собственно так статья и называется. И написание слова «Люди» с большой буквы – тоже не случайно и сейчас вы это поймете.

 История эта произошла в те счастливые времена – когда мы, внуки, учились в школе, проводили лето в поселке, желали стать взрослыми, а самые большие жизненные трудности сводились к комарам, дождю и отсутствию грибов. В те времена мы часто ездили на тракторе в Иваньково. Причем ездили очень интересно. У нас была телега в которую забиралось все семейство, включая Шарика. С собой мы брали много свежескошенной травы, чтобы можно было ехать лежа, смотреть на небо, старательно пережевывая бабушкины плюшки. Так было и в тот раз.

Конечно же лето, светит солнце, небо синее-синее, как и полагается в детских воспоминаниях. Маршрут пролегал по насыпи, по лежневке (тогда был еще цел последний маленький кусочек), до Муратихи, потом через Семипаевую поляну, мимо озера Волчья Яма, далее вдоль реки до самого Иванькова. Переезжали по шаткому мосту через Суру, который мне никогда не нравился. Просто был он временный, и его устраивали каждую весну, а по осени разбирали, то ли средств не было на капитальный, то ли еще какая причина – но как бы там ни было – мост был страшноватым и жутковатым. После моста мы ехали не по центральной улице, а по «задам» то есть по границе между колхозным полем и огородами жителей. Доезжали до своего дома, а там, как правило, нас встречал мой папа (А. Друзин). На Иванькове мы традиционно работали – собирали урожай, что-то копали, поливали, строили и пр. В тот раз получилось так, что все кто ехал на тракторе отправились далее в Алатырь, а мы с дедом вдвоем поехали назад в поселок тем же маршрутом. Я сидел в телеге один, катался с боку набок, смотрел по сторонам, ел вишню, дожевывал плюшки, допивал компот из дедушкиного алюминиевого термоса, из озорства несколько раз спрыгивал с телеги, потом догонял и запрыгивал обратно – словом, получал удовольствие.

Очень жалко, что в ту пору у нас не было приличной фототехники. Столько интересных событий, мест, Людей кануло в небытие, остались только воспоминания, которые понемногу исчезают.

Проезжали интересное место. Это было уже не поле, но и не совсем лес. Вокруг были могучие одинокие дубы. И вот что интересно. Если деревьев было много, то почему одинокие? Одинокое дерево в поле – понятно, а тут чуть ли не лес из одиноких деревьев, наверное тогда эти дубы своим видом намекнули на то, что можно быть одиноким и в окружении себе подобных. Но речь не о них. Я сидел в телеге и смотрел на дорогу, пытаясь увидеть – либо гриб, либо ягоды, внимание отвлекали только облачка табачного дыма от дедушкиной самокрутки. И еще одно интересное наблюдение. Сам я не курю, хотя чего греха таить – пробовал, как наверное и все. Запах теперешних сигарет вызывает редкостное отвращение, какой бы марки они не были. А вот дедушкина самокрутка из детских воспоминаний пахла приятно, особенно специфичен был ее запах, перемешанный с тракторным выхлопом.

И в этот самый момент, когда я предавался размышлениям – трактор, как-то неестественно повело в сторону. Дед дернул рычаг сцепления и заглушил мотор. Я так скромно интересуюсь : « А чего стоим?» Дед отвечает: «Приехали» и с невозмутимым видом докуривает свою папиросу. Тут нужно обратить внимание на еще одну черту характера нашего деда – удивительное хладнокровие и спокойствие в любых ситуациях, чтобы не случилось – он никогда не повышал голоса, не размахивал руками, не топал ногами. Словом, спокойствие – его второе имя. Я слезаю с телеги, подбегаю к трактору и вижу, как стоит наш трактор наполовину на обочине.

Случалось ли Вам когда-нибудь видеть человека, который где-то оплошал, а потом виновато разводит руками? Вот и наш родной трактор также стоял, стыдливо отвернувшись к лесу, только вместо рук развел в сторону передние колеса говоря всем своим видом: «Ну не могу я дальше»

А на нем сидел невозмутимый дед, докуривал самокрутку, и его вид в свою очередь говорил: «Ну не можешь, так не можешь.. что ж теперь».

Ну а я все это оцениваю, понимаю, что вокруг лес, до Иванькова далеко, до поселка еще дальше, а день то не бесконечный; стало немного не по себе. Нет, я не побежал в ужасе в лес, размахивая руками, а всего лишь хлопал глазами и ждал, что будет дальше. А дальше было вот что.

Дед, слез с кряхтением с трактора, откинул сиденье, достал пару ключей, открутил сломавшийся пополам рычаг рулевой тяги, бросил ключи назад и начал закручивать следующую папиросу. Закрутил, задымил и бросил коротко «Пойдем!» И мы пошли.

Решили дойти до Иванькова, там в те годы еще был колхоз, была кузница и сварка. Так и шли по лесу – впереди размеренно шагает Дед, а позади семенит ножками маленький внук. Так прошло минут 20. Тут впереди раздался характерный треск мотоциклетного мотора, а после показался сам мотоцикл. Ехал на нем простецкого вида иваньковский мужик. Ехал он то ли на рыбалку, то ли на охоту, были на нем резиновые сапоги и рюкзак за плечами. Он поравнялся с нами, остановился, спросил, что это за компания такая своеобразная и почему она идет по лесу, а не сидит на лавке возле дома. Дед ему все рассказал, показал два обломка рычага, мужик повертел их в руках и, не говоря ни слова, положил в карман, завел свой мотоциклет, круто развернулся и умчался в сторону Иванькова, т.е. в обратном направлении.

Мы с дедом, посмотрели ему вслед, отошли от дороги, он сел на пенек и снова начал ритуал курения. Достал свернутую газету, оторвал кусочек, достал махорку в железной баночке, отсыпал нужное количество, скрутил, дунул в торец и закурил. Вообще конечно странно, если бы потом после такого ритуала внука не потянуло бы провернуть то же самое. Так он сидел на пеньке, покуривал, а я ходил вокруг него, ковырялся в земле палкой, собирал желуди в карманы, чтобы угостить поросенка. Так прошло около часа времени, пока снова не послышался мотоциклетный треск. Все тот же мужик, подъехав к нам снова, не говоря ни слова – протягивает наш злосчастный рычаг, уже заваренный, даже еще теплый и собирается уезжать. Дед у него спрашивает – как хоть зовут то тебя? Кому спасибо сказать? Кого потом вспоминать добрым словом? А мужик так просто улыбнулся, пожал виновато плечами и говорит: «Езжайте, мол, не надо мне ничего». Так и уехал.

Ну а мы молча вернулись к трактору, вдвоем кое-как выправили колеса, дедушка прикрутил этот рычаг на законное место, сел на трактор, я прыгнул в телегу и поехали мы домой. Не знаю какие мысли были у него в голове, но я все думал про этого мужика. Далее до дома добрались без приключений. Я скормил поросенку горсть желудей, а тот так неводольно смотрит – вроде чего так мало?

И вот уже прошло более 15 лет и этот человек периодически всплывает в памяти. В принципе он не совершил подвига, он не бросился под пули, не рисковал жизнью – он совершил самый обычный человеческий поступок, совершенно бескорыстно, не требуя ничего взамен. Видимо у нас и вправду настали тяжелые времена раз мы человеческие поступки воспринимаем как нечто необычное, видимо и вправду наше общество идет не в ту сторону, но пока есть такие люди, как тот человек на мотоцикле в Иванькоском лесу – понимаешь, что не все еще потеряно. Именно эти незатейливые, бескорыстные Люди – могут называться Людьми. Очень хочется чтобы таких было большинство или хотя бы просто побольше.

Как знать, может этот рассказ прочтет если не он, то его знакомые, кому он рассказывал, как встретил в лесу старого да малого, может мы и узнаем, кто же это был. Но в любом случае спасибо тебе, неизвестный Человек, дай Бог здоровья и тебе и твоим родным.


Рубрики: ВОСПОМИНАНИЯ

Метки: ,

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв