Тырлышкины и НКВД

Среда, 24 Дек 2014

Сергей Друзин, май 2012г.

Во время зимних каникул, вернее длинных новогодних выходных, я традиционно бываю в родных краях. При этом регулярно совершаю «челночные»  рейсы «Соловьевский – Алатырь». В одну из таких поездок в январе 2012 года вместе с нами (мной и братом Алексеем) с Соловьевского ехали Тырлышкин Александр Иванович с женой Инной Васильевной. В пути он поведал интересную историю о том, как Тырлышкины появились в поселке. Мне было известно, что семья Тырлышкиных — Иван Михайлович с женой Татьяной Ивановной — выходцы из села Кувай, но никаких подробностей этого я не знал.

 Итак, семья Тырлышкиных жила в Кувае, скорее всего в Малом Кувае.

В первом ряду (слева – направо): Мой дядя – Александр Иванович, мама – Екатерина  Михайловна, папа – Павел Иванович; во втором ряду: брат – Владислав, дедушка – Иван Михайлович, я, бабушка –Татьяна Ивановна и сестра Ольга. Примерно 1956г.

В первом ряду (слева – направо):
Мой дядя – Александр Иванович, мама – Екатерина Михайловна, папа – Павел Иванович; во втором ряду: брат – Владислав, дедушка – Иван Михайлович, я, бабушка –Татьяна Ивановна и сестра Ольга. Примерно 1956г.

В детстве мне довелось услышать повествование Ивана Михайловича о неких похождениях с возлиянием. Говорил он по «кувайски» т.е. сильно «окая»,  как сейчас слышу его голос, не помню в целом содержания рассказа, помню только фразу: — « Тут нас и повёло, с Малого-то да на Большой», по видимому повело от приличной дозы.  Из этого можно сделать вывод, что жили они в Малом Кувае. В их семье было трое детей — Павел, Николай и Александр. Была вторая половина  тридцатых годов,  расцвет коллективизации. Официальная пропаганда взахлеб рассказывала о необычайном трудовом энтузиазме народа, и о том, как радостно приняли на селе реформы. Средний из детей Николай учился в это время в шестом классе. Надо сказать, что Коля был как это раньше называлось юнкором (юным корреспондентом) газеты «Пионерская Правда».  Как мальчик думающий (надо сказать, что все дети Тырлышкиных отличались и отличаются ныне живущие, природным умом и врожденной интеллигентностью)  отмечал несоответствие реальности сельской жизни официальной точке зрения, представленной в газетах и на радио. И полагая, что основная причина – это головотяпство местных руководителей (кстати, он был не так уж и далек от истины) решил написать анонимное письмо отцу народов, в котором поведал, что все не так безоблачно и надо бы в этом деле навести порядок.

Иван Михайлович снят в числе гаражных работников (в заднем ряду четвертый слева) вскоре после перевода гаража с Мостовки на Соловьевский.

Иван Михайлович снят в числе гаражных работников (в заднем ряду четвертый слева) вскоре после перевода гаража с Мостовки на Соловьевский.

Излишне говорить, что письмо дальше Сурского не ушло, и вскоре в Кувае появился уполномоченный НКВД. Определив по письму, что почерк детский он направился в школу и после недолгих поисков автор письма был установлен. Причем сделано это было публично, на школьной линейке. На прямой вопрос:- «Ты это написал?» Николай только опустил голову и молчал, пылая пунцовыми щеками. Можно только догадываться, какое смятение и ужас были в душе ребенка. Уполномоченный, прочитав вслух злополучное письмо, начал публично  его стыдить, но на удивление взрослых,  детская школьная общественность стала громко выражать поддержку автору письма, подтверждая соответствие приведенных фактов действительности. Поскольку дискуссия пошла не в том направлении, уполномоченный ее быстро свернул. В этом небольшом эпизоде можно отметить очень интересный момент. Люди (пусть и маленькие) вслух выражали свои мысли, движимые лучшими чувствами, не боясь уполномоченных. Кстати исключительно высокий поступок совершил и автор письма. Подобные чувства надо было наоборот культивировать, а их давили всеми способами и, надо сказать, своего добились. Но вернемся к нашему уполномоченному. После школы он разыскал родителя (Ивана Михайловича) и начал воспитательный процесс с ним, обвиняя его в организации написания письма. Может все и обошлось бы, но Иван Михайлович был человек не робкого десятка, имел  чувство собственного достоинства и, осознавая свою правоту,  вел себя с уполномоченным независимо, если не сказать дерзко. Уполномоченный был в ярости, однако, не имея видимо в тот момент необходимых полномочий (не очень уполномоченный) уехал,  пообещав вскоре вернуться вполне уполномоченным и с подводой.

Иван Михайлович не стал дожидаться, как будут развиваться события, отбыл, попрощавшись с семьей, в одному ему (сегодня и нам) известном направлении, т.е. в леспромхоз. Леспромхоз находился на территории другого субъекта РСФСР (другое управление НКВД), это во  первых.  Во вторых паспортов там не спрашивали (поскольку в деревнях их не было), а в третьих добраться до леспромхоза было очень сложно даже на лошади. Надо сказать, что Иван Михайлович поступил абсолютно правильно. Вскоре за ним приехали, поискали, поискали, да так ни с чем и уехали.

А где-то через полгода Иван Михайлович перевез семью в поселок Сосны, где им дали квартиру в разгороженном на отдельные комнаты бывшем бараке для заключенных. Самым ярким детским впечатлением от жизни в этом бараке у Александра Ивановича осталось огромное количество тараканов в виде живого ковра на дощатой стене, которых он расстреливал из ружья, вставляя в патрон только капсюль. Способ был очень эффективным – после выстрела в упор образовывалось чистое пространство диаметром сантиметров десять – пятнадцать, но все – таки, силы были слишком неравны. В Соснах они прожили до середины войны, а затем переехали в Соловьевский. Причем сначала они жили всей семьей в маленькой будочке, около въездных ворот шпалозавода. Будка была изначально построена для персонала, контролирующего проезд по лежневке, но так по назначению и не использовалась. Иван Михайлович сделал ей ремонт и году в сорок третьем – сорок четвертом они в нее вселились. Затем в ней была проходная шпалозавода, в последующем парикмахерская, потом она использовалась как дополнительная жилплощадь большой семьей Петрова Ефима Петровича, а в современной истории в ней некоторое время был магазин (недолго), в котором торговала Порхунова Валентина Сергеевна. Сейчас этот домик пустует, а находится он почти напротив дома Гнусаревой Ларисы Павловны.

Кувай на карте

Кувай на карте

К сожалению Николай (автор письма) умер очень молодым – сильно простудился, лежа весь день на морозе под трактором, ремонтируя его, произошло это в сорок третьем году. Как-то судьба странно складывается у хороших людей, а может это их уход особенно заметен.

Ивана Михайловича я очень хорошо помню, был такой высокий, стройный, поджарый старик со щеточкой усов и всегда носил только картуз. На фото середины сороковых годов (приблизительно сорок шестой год) Иван Михайлович снят в числе гаражных работников (в заднем ряду четвертый слева) вскоре после перевода гаража с Мостовки на Соловьевский.

Дом Ивана Михайловича стоял до недавнего времени неподалеку от двухквартирного дома Брусникиных-Варгановых, сегодня тоже почти разрушенного.

Очень хотелось бы увидеть на сайте и потомков Ивана Михайловича – Славу, Ольгу, Ирину или их детей. Неплохо бы если они написали бы чего — нибудь, ведь у них, я уверен, есть огромное количество воспоминаний.

Тырлышкины – отзовитесь!!!

Валентина Макарова

Очень хорошо помню Павла Ивановича. Называли его всегда Пал Иваныч. Это Учитель с большой буквы, интеллигентный, тактичный, внимательный. К нему на секцию физкультуры ходило очень много учеников, школьный коридор был заполнен. А выступление на концертах: он готовил заключительный номер — спортивная пирамида. Живя рядом, мы часто с ним ходили за водой в один колодец. Низкий ему поклон.

Грачева Ирина

Хочется выразить огромное спасибо Сергею за интереснейший эпизод из жизни моего деда.Ни мы,дети,ни внуки, об этом не знали.Видимо,долгое время об этом не желательно было говорить.А интересных эпизодов в его жизни было много.В 1914 году , во время войны, он попал в плен и был взят работником в семью священнослужителя( а было это в Австрии). Относились к нему как к члену семьи и потом я видела письма от них и фотографию всей семьи,но ,к сожалению,всё утеряно.Потом была служба в Красной Армии, в Екатеринбурге и какая- то история по поводу пребывания в это время там царской семьи.Вот такая колоритная особа-наш дедушка.А Павел Иванович и вся наша семья передает привет и наилучшие пожелания всем пользователям этого сайта и огромную благодарность Сергею за его благородный энтузиазм.

Татьяна Александрова 

Добрый день! Было приятно прочитать про своего предка: Иван Михайлович — мой прадед, его сын Павел-мой дедушка. У Павла Ивановича трое детей: Владислав, Ольга (моя мама), Ирина. Шестеро внуков, семь правнуков, один из которых родился два с половиной месяца назад и сейчас лежит у меня на коленях.)) Живем в основном все в Чебоксарах, часть внуков в Москве. Павел Иванович держится молодцом, такой же обходительный как всегда. Все в нашей семье были рады прочитать Вашу статью. Спасибо!

albina_Gm

Каждый раз,когда бываю в Чебоксарах,собираюсь к Павлу Ивановичу. Но вечно все торопимся.Знаю только один способ найти Тырлышкиных -через Валю Кулагину(Сидорову теперь).
Помню Ивана Михайловича и его жену. Детьми с Ирой бегали к ним.
Спасибо,Сергей. Интересно было почитать и узнать.


Рубрики: ВОСПОМИНАНИЯ

Метки: ,

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв