Выходные в декабре 2012-го

Суббота, 27 Дек 2014

Так уж сложились обстоятельства, что я стал счастливым обладателем трех выходных дней в неделю на протяжении месяца, однако речь пойдет не об этом достижении. Наличие свободного времени и полупреступное отсутствие обязанностей послужило основанием для  двукратной поездки в родные места с интервалом в одну неделю.

 Любая поездка домой начинается с вокзала, им же и заканчивается. Вокзал – место глубоко символичное, есть в нем и грусть расставания и радость встречи. Здесь шумно, морозно, нос улавливает смешение мириадов ароматов, но особняком стоит запах дыма из вагонных печек. Хотя вроде бы Казанский вокзал весь электрифицирован от подвала и до крыши, но тем не менее, вагоны исправно стоят на путях и пускают свой специфический дым. Как мне удалось выяснить у проводницы – разжигают их при помощи обычных лучин, а когда пламя разгорится –  в топку отправляют древесный уголь, запасы которого всегда есть в заначке у проводников. В таком состоянии вагоны ждут отправления. А когда уже составу подцепят электровоз, подадут электричество – то тут уже угли уходят на второй план.

В первую поездку – 6 декабря я отправился не один, а с одним из своих столичных товарищей. Знакомимся – это Саня Зайцев.  А пока публика рукоплещет новому знакомому, скажу, что Саня З. отличается от всех остальных какой-то излишней порядочностью, скромностью, любовью к российской глубинке с ее покосившимися избушками и отменным аппетитом (ну это профессиональное). И вот субботним утром наш столичный гость ступил на перрон шумерлинского вокзала. Мы с отцом были тут как тут и встречали его в компании «Федьки» (это автомобиль такой), после чего отправились в полном составе в Алатырь. Надо сказать, что один из самых приятных моментов в любой поездке домой – это когда тебя встречают в Шумерле и везут в Алатырь. Сидишь в машине – в тепле и уюте, рядом кто-то родной и близкий, мотор урчит, колеса с каждым оборотом приближают к родному дому, где уже несмотря на время суток горит свет в окне и мама в радостном возбуждении с заспанными глазами хлопочет на кухне, стремясь засунуть своему чаду кусочек послаще и побольше.

Так как я с недавнего времени стал полноценным водителем, то за баранкой теперь сижу самостоятельно, однако ценные советы, замечания и выговоры по-прежнему принимаются и рассматриваются. И вот рядом Папа, Саня З. и мы все едем домой, чтобы там, перекусив и сведя глаза в кучу после поезда, отправиться дальше – в Соловьевский.  Одноко на подъезде к Раздольному мы попали в сильнейшую метель. Мело так, что видимость была не более 10 метров. Дорога быстро покрылась снегом и стерлась визуальная граница между асфальтом и обочиной, отсутствие следов и непрекращающаяся метель сделали езду мягко говоря интересной и необычной. Многие встречные автомобили просто останавливались и включали аварийную сигнализацию, мы же крались со скоростью 30 – 40 км/ч, а еще у нас фоном играла какая-то жуткая загробная музыка из Бетховена что добавляло еще пару красок в эту и без того яркую картину.

Однако все завершилось хорошо. И уже совсем скоро Саня З. сидел на алатырской кухне и с удовольствием уплетал пельмени.

Так как выпало много снега, то возникла необходимость поменять колеса на нашем «Ваське», поставить более «зубастые», чем мы  и занялись в компании Сани З., оставив отца дома досматривать сны. «Васька» – это тоже отдельная история. Этот неказистый автомобиль, в котором всегда откуда-то дует, что-то поскрипывает и где-то громыхает, также является непременным атрибутом всех выходных дней и отпусков, проводимых в родных краях. На то он и «Васька» – за отсутствием лоска и комфорта в  нем скрывается неприхотливый трудяга, для которого грязь, снег, вода и лед стали нормой жизни. Именно для этого он создавался и приобретался, так что не стоит упрекать его за неинформативный руль и крены в поворотах.

Запустив его после длительного простоя, мы занялись колесами, а потом в магазине закупили родуктов, заправили «Ваську» бензином под самые крышки баков и отправились в поселок. На границе Ульяновской области и Чувашии, к нам пришло осознание совершенной нами чудовищной оплошности – мы забыли фотоаппарат, хотя я его специально вез с Москвы по такому случаю.  Ну поделать уже ничего было нельзя, а возвращаться не хотелось, и мы решили продолжить свой путь. Снега было немного, небольшой мороз избавил нас от сомнительного удовольствия месить грязь и «Васька» бодро бежал по заснеженному полю в сторону Елховки. Преодолев ее, он бодро бежал дальше до Сары. Самый плохой участок – это традиционно спуск к мосту через Суру. Однако, назвать плохим его, особенно после осени – было бы не совсем справедливо. Все колеи промерзли, и единственное что мешало езде – это жуткие канавы и ямы, являющиеся тяжелым наследием осенней распутицы. Тут Саня З. проникся к нашему автомобилю какими-то особенно теплыми чувствами – потому как какой-нибудь городской комфортный автомобильчик остался бы на этих замерзших колеях до страшного суда, а «Васька» знай себе ползет по ним, покачивая из стороны в стороны своей железной мордой.

Ехали мы вновь в снегопад и туман. Переезжая через Суру, остановились на несколько секунд посередине моста. Берег спереди и сзади едва угадывался в тумане, зато слева и справа сколько хватало обзора была вода, от которой шел пар, что-то журчало под ногами и было все это вместе довольно интересно, даже немного жутковато. Ну а дальше до поселка доехали без каких-то бы то ни было происшествий и значимых событий.

Дом нас встретил своим родным видом, большими окнами, приветливыми наличниками и уютным дымком из трубы. Покуда Саня З. вдыхал настоящий воздух и осматривался по сторонам, бабушка уже бегала по комнате, накидывая платок, готовясь встретить гостей. Однако первым нас встретил новый жилец, сарский пес белого цвета, которого бабушка называет  «Черным». (Пес весь белый, однако уши черные, вот и появилось имя «Черный»). Эта собака оказалась весьма разборчивой в деле выбора места жительства. Пожив в Саре и помотавшись по поселку, псина решила, что лучше чем у Друзиных места не найти, да и собачья будка простаивает пустой. Как говорил Шарик из Простоквашино: «Я дом нашел, а там такая будка собачья, что никакого дома не надо – все мы в будке поместимся».

Надо сказать, что никто особо не возражал – никогда еще с нашего двора живность не убегала, спасаясь от пинка или палки. Максимум – от кошачьего мордобоя, который частенько организовывали наши кошки.

Так вот, Черный теперь живет в будке, рядом с бабушкой, лает на прохожих, радуется гостям, за что сейчас получает продовольственный паек в полном объеме. Что же касается кошек – то тут небольшие потери: их осталось три, потому как двух не так давно подкосила какая-то неведомая хворь.

Выгрузив багаж и занеся его в дом, мы принялись за чай, потом затопили баню, а пока она греется и топится, решили посмотреть как обстоят дела в окрестностях поселка.  Сперва отправились на Старую Плотину – это то самое историческое место, где Иреть повернули в сторону поселка. Даже на моей памяти – это был неплохой водоем в котором ловилась какая-то рыба,  сейчас же он практически полностью занесен песком.

После посещения старой Плотины мы отправились на Пиявочное. Это небольшое лесное озерцо у всех нас всегда ассоциировалось с первой рыбалкой. Здесь мы дергали удочкой мелких карасиков, насаживали червей на крючок, отмахивались от комаров и пугались ужей (во всяком случае я). В день нашего визита озеро было традиционно окутано тишиной и первым снегом, только возле берега стояла вода. Деревья также были прикрыты невесомым белым пухом, который падал на землю от малейшего дуновения или слишком громкого чихания. Оставив Ваську, мы решили совершить небольшую прогулку возле водоема. В пасмурный день и при полнейшем отсутствии ветра я всегда поражался тишиной, которая царит в лесу – так было и в этот раз. В такие минуты можно услышать, как ужасно громко поскрипывает снег под ногами и как с легким шелестом опускаются на землю снежинки. Хочется так вот идти тихо по лесу, похрустывая веточками под валенком, никуда не торопиться и ни о чем не думать. Но так не бывает. Вернувшись к машине, мы отправились на Буреевский пруд, который после Пиявочного производит серьезное впечатление своим размером и открывшимся простором. Это озеро уже замерзло, воды возле берега не было, а лед уверенно держал двух человек. Покуда я отвечал на телефонные звонки семейной инспекции,  Саня З., как квартирный кот, которого выпустили на улицу, осторожно ходил по льду, осматривался по сторонам, к чему то принюхивался, прислушивался и довольно тряс головой.

Уже начинало потихоньку темнеть и мы отправились домой, тем более что бабушка у нас очень переживает когда кто-то где-то гуляет по лесу, да и дров в баню надо было подкинуть.

Поужинав мы отправились попарить молодые косточки, а потом как подстреленные упали спать. В девять вечера в доме воцарилась тишина, которую нарушало только тикание часов и кошачий храп сытых и довольных жизнью котов.

А наутро, перекусив, мы снова отправились в лес. Снега мало, мороза нет, комаров нет – значит самое время пожарить шашлык. Выбрав в качестве места дислокации небольшую полянку по средне-иретской дороге,  расположенную километрах в трех от поселка, мы развели огонь, насадили мясо, установили мангал и сели на пенек попить горячего чая, которого привезли с собой из дома в термосе.  Мясо мирно сидело на шампурах, шипело над углями, с него капал горячий и пахучий сок, распространяющий приятный запах на всю округу, словом, слюнки текли, как у голодной собаки. Позавтракав таким своеобразным способом, мы вернулись домой и начали потихоньку собирать вещи, потому как в этот вечер предстояло еще ехать в Москву.

Дорога из поселка в Алатырь проходила в условиях настоящей снежной бури – видимость снова стала минимальной. В поле, между Елховкой и трассой Ульяновск – Чебоксары горизонта не было видно. Слева и справа, спереди  и сзади сплошная молочная пелена, сама дорога едва угадывалась, потому как ее тоже основательно припорошило снегом. Но, заблудиться было негде и вот мы уже едем по Алатырю, заходим домой и обедаем пельменями.

Потом дорога до Шумерли, поезд, ранее утро на Казанском вокзале.

Часть 2.

Прошло несколько дней и вот я снова на вокзале, снова поезд, тот же номер, тот же вагон, только место не то. Еду я на сей раз прямо в Чебоксары. Там Папа, маленький Ярослав и Ирка с Олегом. Проведя день с ними, мы к вечеру в полном составе отправились в Алатырь. Перед выездом заехали в магазин и купили три комплекта лыж, которые, как хочется верить, не останутся лежать мертвым грузом, а доставят массу приятных впечатлений на новогодних каникулах.

На другой день мы с Отцом отправились заводить Ваську, на улице было -20 и яркое солнце, правда снега совсем немного. Маршрут был тот же, но собирались мы гораздо активнее и я даже не побоюсь это слова, как на пожар. Дело в том, что в поселке в эти минут разворачивалась драма.

Есть у нас кот, «Носатый» зовется. Дедушкин, да и всеобщий любимец. Ему всегда доставалось больше всего внимания, ласки и колбасы. Так вот этот представитель семейства кошачьих заполз в подпол, потом нашел там какую-то щель, забился в нее и полез пока не уперся куда-то. Нет бы ему выползти обратно, так он устроился там поудобнее и начал жалобно стонать. А на улице меж тем -20. Бабушка кричит «Караул!» и бросается спасать несчастное животное. Каким-то образом к истории подключились соседи и соседская собака, которая живет аккурат возле того места, откуда по расчетам должен был выпрыгнуть голодный и замерзший кот. В реальности же непонятно зачем кот туда полез и что он там делал. Но как бы там ни было, почувствовав голод это животное покинуло свое насиженное место и вернулось домой к еде и теплой печке. Нас эта новость застала уже в дороге, так что можно сказать – гора свалилась с плеч.

Ехать было приятно. Несмотря на мороз в Ваське тепло, к тому же светило яркое солнце, которое, отражаясь от снега и льда, буквально ослепляло. В Саре, согласно утвержденному заданию на поездку, мы должны были подобрать Беспалова М.В., однако, такового там не обнаружили, а когда позвонили узнать где он, то выяснили, что он уже уехал на попутке. Все лужи  — от самой маленькой до большой, в связи с морозами основательно промерзли, поэтому с водой мы нигде не встретились. Приехали домой, перекусили, чем нашлось, вновь затопили баню и отправились в лес, на мельницу. В наших планах было осмотреть место, определить возможно ли там кататься на лыжах и если невозможно, то принять меры к исправлению ситуации. Прихватив с собой топор и пилу, мы двинулись в путь.

Снега в лесу мало, буквально пара сантиметров, зато крепкий мороз сковал все водоемы, в том числе и Иреть. Дно Иретского оврага было покрыто толстым слоем льда, я было попытался узнать его толщину, но пробив сантиметров десять и не дойдя до воды, бросил это занятие.

Времена, когда Мельница была местом паломничества любителей лыж, безвозвратно ушли в прошлое. Сейчас оно глухое и всеми забытое, склоны поросли кустами, мелкими осинками и прочим древесным сорняком. А вдобавок в самом крутом месте (где по рассказам очевидцев сердце замирало, а ноги от страха складывались в причудливые композиции) упало и мирно гнило большое дерево.

Запустив пилу, Отец принялся все это дело вычищать. Пила урчала минут 20, старательно разбрасывая опилки, покуда у нее не кончился бензин. Потом мы принялись оттаскивать то, что спилили. Здесь надо сделать небольшое лирическое отступление и сказать, что при этом процессе ни одно приличное дерево не пострадало. В результате проделанной работы склон получился вполне пригодным для катания на лыжах. Теперь ждем снега и свободное время, но пока что, если верить прогнозам, осадков не предвидится. За работой нас застал очередной звонок, в котором сообщалось, что бабушка волнуется и нам пора ехать домой, что мы и сделали, так как уже начинало темнеть, да и пила замолчала до очередной заправки.

Дома нас дожидалась кастрюля вкусного и наваристого супа. Навернув по большой тарелке, да еще и чесноком в который раз попадали по кроватям. Немного отдохнув, отправились в баню, которую натопили как никогда – даже камни раскалились до красного цвета. После банно-прачечных процедур я лежал счастливый под одеялом в обнимку с Максом (это кота так зовут) и переваривал впечатления прошедшего дня.

Утро наступило самое что ни на есть зимнее. -22 за окном, нежно-розовый рассвет и огромный красный диск появляется за деревьями. Удивительно устроена жизнь человеческая. Мы рождаемся, взрослеем, стареем, растут дети и внуки, в лесу возникает поселок, развивается, стареет, умирает, а солнце все также появляется зимним утром из-за деревьев. Пройдут столетия и ничего в этом природном круге жизни не изменится. Да, грустно осознавать, что количество этих соловьевских рассветов ограничено и сколько их осталось для нас – большая тайна, узнать которую нисколько не хочется. Хочется верить в лучшее и самому быть лучше.

Через несколько дней настанет новый 2013 год. Будет полторы неделю выходных и праздников. Очень хочется чтобы на эти короткие деньки наш родной уголок хоть немного наполнился людьми.

Остальная лирика уже неуместна, а потому позвольте раскланяться. Новая запись в моем исполнении появится уже после нового года. Надеюсь, с фотографиями…

Алексей Друзин

Хотелось бы поработать побольше и расчистить всю трассу от самой горы, что через дорогу находится и кусты срубить на среднем участке,убрать лежащую осину и спилить корявую липу слева от трассы и получиться хороший спуск в тот же духозамиратель… Может быть кто-то приедет покататься , хотя бы для того, что бы вспомнить молодость…

Валентина Макарова

Спасибо за замечательную статью. Такой позитив и заряд положительной энергии.

Ирина Грачева

С огромным удовольствием читала о вашей поездке на родину! Отлично помню, как в выходные мы всей семьей ездили на лыжах в сторону мельницы, чтобы там покататься с горы. А по пути, я всегда любовалась елочками накрытыми снежными шубками, красота просто завораживала! Спасибо, как будто побывала в детстве!

Ирина Друзина

К псу тому я не прониклась, ибо видела его долю минуты, выволакивая осоловевшего от дороги, жары, тесноты детского кресла, сына из машины. Так вот чего пишу. На НГ дядька устроил бааальшуший бабах в соловьёвском небе. И пёс испугавшись удрал…. Дядька ездил его искать, бабушка переживал, мы приготовили ему костей от свинины и говядины… но пса всё не было…


Рубрики: РЕПОРТАЖИ

Метки: ,

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Комментарии:

Ваш отзыв